Внести в избранное зеленоград онлайн Регистрация на Форуме Зеленограда   
Доска объявлений Зеленограда Декор дома. Деревянная ванна
Городские новости:
ГОРОДСКИЕ НОВОСТИ   
СОБЫТИЯ
ОБЩЕСТВО
ЭКОНОМИКА
ТРАНСПОРТ
НЕДВИЖИМОСТЬ
ИНТЕРНЕТ
ОБРАЗОВАНИЕ
ЗДОРОВЬЕ
НАУКА И ТЕХНИКА
КОНСУЛЬТАНТ
   МУЗЫКА
   СПОРТ
   КИНО И ТЕЛЕВИДЕНИЕ
   ПУТЕШЕСТВИЯ
   ИГРЫ
   ЮМОР
   ПРОЗА
   СТИХИ
   ГОРОДСКАЯ АФИША
   РЕКЛАМА
ГОРОДСКАЯ АФИША
ТОП ПОПУЛЯРНЫХ СТАТЕЙ

 
СПРАВОЧНИК ЗЕЛЕНОГРАДА:
   - МАГАЗИНЫ, ТОРГОВЫЕ ПРЕДПРИЯТИЯ
   - НЕДВИЖИМОСТЬ
   - СТРОИТЕЛЬСТВО, ОТДЕЛКА, РЕМОНТ
   - КОМПЬЮТЕРЫ, СВЯЗЬ, ИНТЕРНЕТ
   - АВТО, ГАРАЖИ, ПЕРЕВОЗКИ
   - ОБРАЗОВАНИЕ, ОБУЧЕНИЕ
   - МЕДЦЕНТРЫ, АПТЕКИ, ПОЛИКЛИНИКИ
   - ОТДЫХ, ПУТЕШЕСТВИЯ, ТУРИЗМ
   - СПОРТИВНЫЕ КЛУБЫ
   - РЕСТОРАНЫ, КЛУБЫ, КАФЕ И ПИЦЦЕРИИ
   - КИНОТЕАТРЫ, ТЕАТРЫ, ДК
   - ПОЛИГРАФИЯ, РЕКЛАМА, ФОТО
   - УСЛУГИ БЫТА, ГОСТИНИЦЫ
   - БАНКИ, ЮРИДИЧЕСКИЕ УСЛУГИ, СТРАХОВАНИЕ
   - БЕЗОПАСНОСТЬ
   - ПРОМЫШЛЕННЫЕ ПРЕДПРИЯТИЯ
   - ИСПОЛНИТЕЛЬНАЯ ВЛАСТЬ, ГОР. СЛУЖБЫ
   - ОБЩЕСТВЕННЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ, СМИ
 
ПОИСК ПО СПРАВОЧНИКУ
Сумки Prada
РЕКЛАМА
На главную > проза

2010-11-22

Соцсеть: Вступайте в нашу группу Вконтакте

Бушуева Ирина. Кто это? (продолжение)

Краски

Однажды бабушка пришла с прогулки с небольшим пакетом. Я встретил её у порога и завертелся вокруг пакета, очень мне хотелось узнать что там. Я засунул туда всю голову и принялся разнюхивать носом содержимое. В конце концов, я повалил пакет на пол, и оттуда вывалилась небольшая коробочка. Она ничем вкусным не пахла, и я решил, что самое интересное и, может быть даже вкусное, находится внутри. Поэтому я попытался её разгрызть. Бабушка оттащила меня:
- Ну, сладу с тобой нету! Для тебя тут ничего интересного. Это для Ирочки.
Она отобрала у меня коробочку и понесла в детскую. Я не отставал ни на шаг. Меня разбирало любопытство. Надо же, подарок! Как же мне поскорее узнать, что это за подарок? Что таит в себе коробочка? Бабушка принесла её и положила Ирочке на стол.
-Смотри, - сказала она мне, строго погрозив пальцем, - не вздумай снова её грызть!
И ушла. Я потоптался вокруг стола, походил по комнате кругами, и, наконец, залез под кровать, чтоб не видеть этой притягательной коробочки. Но любопытство не оставляло меня и под кроватью тоже. Я выбрался и снова подошёл к столу. Посидев с минуту, я запрыгнул на стул. Коробочка стала ближе. Она стояла прямо перед моим носом и так и манила, словно дразнила меня. Я пододвинул её лапой к себе. Потом ещё поближе. И ещё поближе. Я так и двигал её, пока она с грохотом не свалилась на пол и крышка коробки отлетела. Из тайной коробочки высыпалось несколько разноцветных баночек. Они раскатились по полу в разные стороны, закатились под шкаф, под кровать, под стол. Я в испуге отступил к двери. Баночки замерли на своих местах и неожиданно разговорились между собой:
- Вот так полёт! Куда нас всех разбросало? А ну-ка, ребята, собирайтесь вместе.
Они начали выкатываться из своих тайников и собрались вместе. Их было 6 штук и все они были разных цветов. Я подошёл поближе и принюхался:
- Кто это вы такие? Вы не игрушки, не еда – как вы называетесь?
- Мы – краски. – Дружно ответили баночки. Нами рисуют.
- А что вами рисуют?
- Да всё что угодно!
- Всё-всё-всё?
- Всё-всё-всё, - так же дружно ответили краски
-Я, например, желтая краска. Мною рисуют солнышко. Я очень тёплая краска.
- А я – красная краска. Я рисую цветы и смеющиеся ротики, спелые яблоки и флажки.
- А мной рисуют траву и листья деревьев. Потому, что я - зелёная краска.
- А мой мир – это вода: море, речку, дождик – всё это рисуют мной. Я краска синяя. А если меня разбавить водой, то я стану голубой, и мною тогда раскрасят небо.
- И мной тоже рисуют, хотя я и не видна на белой бумаге, потому что я белая краска. Но если мною нарисовать на цветной бумаге, то меня видно. Я рисую снег, снежинки, зайчиков и ромашки.
- А я, а я – чёрная краска. Я рисую тучи, дым, ночь, могу закрасить весь листочек так. Что не будет видно ни ромашек, ни речек, ни травы, ни солнышка. Вот я какая сильная краска!
Я недовольно зарычал:
- Ты не сильная, а злая краска! Кому ты нужна, если ты всё портишь?
В этот момент в комнату вошли бабушка и Ирочка:
- Ой, новые краски! – Ирочка захлопала в ладоши и запрыгала на месте от радости.
– Бабушка, спасибо. У меня новые краски!
Бабушка, с упрёком посмотрев на меня, стала собирать их с полу:
- Да, кого-то надо наказать за непослушание.
Я попятился от неё и, спрятавшись за стул, стал наблюдать из-за ножки. Ирочка расставила краски на столе, принесла стакан с водой, разложила бумагу для рисования, залезла на стул и, закусив губу, стала обдумывать, что бы такое нарисовать. В руках у неё были палочки с хвостиками, которые она называла кисточками и макала в стаканчик с водой. Я подумал, что у меня тоже есть хвостик, значит, я тоже могу рисовать красками! Тут Ирочка обмакнула кисточку в желтую краску и начала рисовать. Она рисовала долго, увлечённо, высунув язык и ёрзая на стуле. У неё получалась яркая, тёплая, весёлая картинка. Она использовала все краски, кроме одной. Она не рисовала чёрной краской. Мне стало немного грустно. Ведь наверняка было что-то хорошее, что можно было нарисовать чёрным. Вот только что?? Может быть, вы мне поможете?

 


 

Медвежонок потерялся

Я никогда не думал, что могу быть героем и храбрецом. Я, конечно, частенько влипал в разные ситуации, которые требовали от меня мужества и смекалки. Но однажды случилась одна история, после которой я стал гордиться собой без опаски прослыть хвастунишкой, и поднял свою репутацию в глазах моих друзей.
Продолжалось лето, и мы все отдыхали в деревне. Погода держалась прекрасная: солнышко грело мягко, иногда по широким улицам гулял свежий ветерок, пробираясь дальше на поля и луга, речка блестела на солнце, и только лес хранил прохладу и полудрёму. Мне нравилось иногда убегать в лес, чтобы побродить по тенистым тропинкам и отдохнуть от летнего зноя. В лесу у меня были и друзья, с которыми я любил проводить время. На опушке леса жили муравьишки в большом муравейнике. На большой еловой лапе жил паук Мося в своём домике из паутины. Я научился находить по следам норку Зайчонка, он жил на краю Цветочной лужайки и жилище Бельчонка, который жил в Еловой аллее, дерево номер 4. В проулке Папоротников жило семейство Ёжиков, и я тоже частенько их навещал. А иногда мы собирались все вместе и устраивали шумные игры с беготнёй и криками на весь лес, так что многие были нами недовольны и выговаривали нам за наше поведение. Так было и в этот раз. Мы собрались на полянке и играли в догонялки. Бегать мы все были мастера, поэтому игра была по настоящему весёлой. Мы громко друг друга подбадривали, визжали и смеялись. Две сороки, сидевшие на нижних лапах ели, недовольно ворчали:
- На весь лес расшумелись. Никакого уважения. – говорила одна.
- Что поделать, малыши. Им невдомёк, что другие могут в это время отдыхать.- вторила другая.
Паук Мося, нахмурясь, выполз на солнышко:
- Всех мух распугали своим гиканьем. Придётся сегодня без обеда обойтись.
А мы, никого и ничего не замечая, продолжали веселиться. Вдруг, среди наших ликующих голосов, мы услышали громкий рёв. Мы остановились на своих местах как вкопанные. Рёв раздавался откуда-то из глубины леса. Мы переглянулись испуганно, т.к. не знали, то мог так страшно реветь в лесу. Я первый пришёл в себя:
-Надо пойти посмотреть, что там случилось!
- Нееет, я боюсь, - Зайчонок попятился, поджав хвост.
Я повернулся к Бельчонку, но тот вдруг вспомнил, что мама не разрешала ему далеко уходить от дома, и тоже отказался со мной идти. Поэтому мне пришлось отважиться и идти одному. Я, конечно, мог тоже не пойти, но рёв в чаще был такой отчаянный, что я не мог усидеть на месте и поборов страх, отправился в лес. Сначала бежать было довольно легко и приятно, дорога была свободная, чистая, светлая. Я быстро бежал, время от времени прислушиваясь к рёву, чтобы не сбиться с пути. Но чем дальше я бежал, тем хуже становилась дорога. Солнце почти не проглядывало уже сквозь огромные лапы елей, поэтому с каждым шагом становилось всё темней и темней. На дороге стали попадаться сначала небольшие ветки, принесённые сюда, вероятно какими-то животными, а потом вообще дорогу перегородили поваленные деревья. Стволы были большие, высокие, мне было трудно перебираться через них, тем более, что стало уже совсем темно и холодно. Ко всему прочему ещё и дождь пошёл. Конечно, наверное, это был тёплый летний дождик, который принёс массу радости всем, кто уже вдоволь насладился жарким солнышком. Но на меня, в этой чаше, капали холодные, тяжелые, унылые капли и в момент мои уши, лапы и хвост промокли до нитки. Бурелом тоже намок, и приходилось подлезать под поваленные деревья, цепляясь за колючки и ветки. Рёв слышался всё ближе и ближе и поэтому я не отступал и продвигался вперёд. Наконец, выбравшись на более или менее чистое место, я увидел сидящего у поваленного ствола маленького медвежонка. Он поднимал морду кверху и ревел в небо что было сил, махая толстыми лапами, как будто звал кого-то. Я не сразу до него докричался, потому что не мог его перекричать. Да и он меня не сразу заметил, потому что я был чёрным, и вокруг тоже всё было чёрное.
- Ты чего ревёшь на весь лес?
- А ты кто такой?
- Я Билли, я приехал погостить в деревню. Мы с друзьями играли на полянке, когда ты начал реветь. Что случилось?
- Я потерялся. Я к маме хочу. – Медвежонок выпятил нижнюю губу, собираясь снова разрыдаться.
- А где ты живёшь? Как ты потерялся?
- Мы шли, шли с мамой, потом я услышал запах малины и пошёл туда, где она росла. Малины наелся, а маму потерял. Я пробовал вернуться назад по тропинке, но я сам всё кругом истоптал и заблуди-ился!!!
Мишка снова в отчаянии замотал головой.
- А где твой дом?
-Я не знаю точно. Там речка недалеко течёт. Но я боюсь идти через тёмный лес.
- Такой большой, а боишься?
- Это я с виду большой, а так – я ещё маленький.
- Ладно, не реви. Давай выбираться на свет, там легче будет найти речку и твой дом.
- А ты знаешь, как отсюда выбраться?
- Раз сумел тебя найти, то сумею и обратно выйти. Пошли.
Мишка неохотно встал и побрёл за мной. Всю дорогу он пыхтел и охал, что на дороге много навалено деревьев и надо из перелезать, что вокруг темно, и он вот-вот меня потеряет. Я старался не слушать его жалобы, иначе я просто бы разозлился на него.
Обратный путь показался мне короче и легче, и уже совсем скоро мы увидели просвет между деревьями. Мишка встал на задние лапы и радостно захлопал:
- Ура, мы дома!!
-Ну, ещё не дома, но уже близко, – поправил я его.
- Да нет, я же говорю, что дома. Я слышу речку, а во-о-он там – моя мама.
Вдалеке я действительно увидел огромное тёмное пятно. Ничего себе мама!! Мне стало непосебе, но раз уж я вывел медвежонка из чащи, я должен был передать его из рук в руки его маме. Вскоре Мишкина мама и сама нас заметила и огромными скачками устремилась к нам. У меня подкосились лапы, когда я увидел эту несущуюся на нас гору. Мишкина мама подбежав, подхватила Мишку и прижала к себе. Мишка радостно заурчал. Потому его мама поставила его на землю и широко замахнувшись, дала ему такого шлепка, что Мишка даже подпрыгнул. Но он даже не заплакал. Он понимал, почему мама сердится, хоть и очень рада, что он нашёлся.
А вы как думаете, почему Мишкина мама отшлёпала своего сынишку?

 

Снег

Я никогда не думал, что лето может когда-нибудь закончится. Мне казалось, что мир состоит только из летнего тёплого солнышка, иногда из весёлых дождиков, ласковой речки и бесконечных прогулок. Но однажды мне пришлось убедиться в обратном. После того, как мы уехали из деревни - в город пришла осень, с её дождями, первыми холодами, опавшей листвой и унылым настроением. Я всё время придумывал, чем же мне таким заняться, чтобы переждать это время года, и снова дождаться милого лета. Но я и не предполагал, что осень – это только начало всех неприятностей.
- Вот и осень подошла к концу, - однажды сказала бабушка.
Ух, как я обрадовался. Я так и представлял себе, что я проснусь завтра, а в окно снова будет светить солнышко и согревать своим теплом, я выгляну на улицу, а там будет снова зелёная трава и одуванчики. Но как же я был разочарован, когда, наутро выглянув в окно, я не увидел ни цветов, ни солнышка, ни зелёной травы…. Зато я увидел белую траву, везде, на газонах, на дорожках во дворе, даже на крышах домов. Я помчался к Мячику:
- Мячик, слышишь, Мячик, на улице белая трава за ночь выросла. Даже на крыше выросла. Представляешь?
Мне не стоялось на месте, я всё крутился вокруг Мячика и дёргал его, чтобы он пошёл со мной посмотреть на белую траву. Но Мячик сказал:
- Что ты придумываешь! Это не трава. Это – снег. Зима пришла. Выпал первый белый снег. Он скоро растает и оставит после себя только одни грязные лужи.
- Как! Такой белый, такой пушистый, он превратится в лужи???
- Да не переживай ты так, снега ещё много нападает. Ещё будут огромные сугробы. Ты ещё сам снегопад не видел. Вот это что-то совершенно чудесное.
Но не смотря на слова Мячика мне не терпелось выйти на улицу и своими глазами, а не через окно увидеть этот самый снег, потрогать его. И я стал вертеться около двери в прихожей, чтобы меня вывели гулять. Ирочка взяла поводок, и мы вышли на улицу.
Только мы вышли на крыльцо, как в нос мне ударил морозный запах, влажный и как будто живой. Я потянул носом, и запах мне понравился. Он был очень свежим и почти прозрачным. Я неторопливо сошёл с крыльца. Прямо у ступенек на земле лежал снег. Я осторожно прикоснулся к нему лапой. Он был бесплотный, пушистый, совсем невесомый. Я наклонился понюхать его и тут же снег залепил мне нос. Я чихнул. Попробовал лизнуть его. Холодный снег на языке в одно мгновение растаял. Я даже не успел почувствовать его вкуса. Я лизнул его ещё раз. Опять та же история. Ну, как же быть? Мне очень хотелось узнать, какой снег на вкус. Тут Ирочка взяла в руки немного снега, сжала его несколько раз руками и пушистый снег превратился в твердый комочек, почти что в ледовый шарик. Вот его можно было грызть. Что я с удовольствием и сделал. Ледяной шарик был безвкусный, холодный, скользкий, всё норовил выскользнуть, но мне было весело его разгрызать. Ирочка налепила ещё таких шариков и кинула с крыльца. Они раскатились по дорожке, как большие бусины. Я помчался вдогонку и так носился за ними, пока не почувствовал, что на меня кто-то что-то медленно сыплет. Я поднял голову, узнать, что происходит, и моему взору предстала удивительная картина. Сверху, из глубин светло-серого неба на меня валил снег. Только это не было белое покрывало, как я видел на земле, а снег кружился маленькими снежинками. Бесконечно, уверенно, плотно. Снежинки кружились в странном хороводе: колкие, легкие и смешливые, они переговаривались между собой и шутили:
- Давай упадём прямо на нос этому толстолапику! – смеялась одна.
- Нет, давай засыплем его всего от макушки до хвоста, и он превратится в сугроб! - тоненько подсмеивалась другая.
- Ой, девочки, вот бы ветерок подул, можно было бы по настоящему полетать.
И тут, как будто услышав их, подул лёгкий ветерок. Снежинки закружились, размахивая белыми платочками. Их кружевные платьица тоже кружились. Их снежно-кружевной танец был прекрасен. Вот о таком снегопаде мне и говорил Мячик. Я на мгновение сам стал как снежинка. Я был легкий, невесомый, сверкающий. Я тоже танцевал там, наверху, неторопливо спускаясь с неба на землю. Я мог бы любоваться на снежный танец очень долго, но Ирочка позвала меня домой. Ей стало холодно. А я не хотел уходить, хотя я уже стал понемногу походить на небольшой сугроб. Я никогда не думал, что мне может понравится ещё что-то кроме лета. Я понял, что зима – по-своему чудесное время года. А вам почему нравится зима?

 

 

Тайна

Вам когда-нибудь рассказывали тайны? А просили вас когда-нибудь держать язык за зубами и никому ничего не рассказывать? А бывало у вас такое, что спрашивают вас о тайне, а вы сидите, как в рот воды набравши, и молчите. Вам ведь нельзя говорить о тайне?
Если нет, то вам никогда не выпадала в жизни самая трудная задача – хранить тайну. Вы вообще знаете – что такое Тайна? Это когда ты знаешь то, чего другие знать не должны. Или вообще никогда, или до поры до времени. И вот я однажды повстречался с Тайной. И вот как это было!
Однажды я пришлёпал на кухню обедать. Как всегда я шёл не торопясь, раздумывая, чем бы заняться после обеда. Ещё не дойдя до кухни я услышал бабушкино бормотание себе под нос и торопливое шарканье её тапочек по полу. Я остановился в дверях и стал наблюдать. Бабушка шарила по полкам кухонных шкафов и явно что-то искала. Она даже заглянула в мусорное ведро. Что она там могла искать? Так ничего и не найдя, она встала посередине кухни и упёрла руки в бока. Пождав губы и сморщив нос, она крепко задумалась. Я зашёл и принялся за обед в своей мисочке, опасливо поглядывая на бабушку. Она остановила взгляд на мне, я перестал есть и уставился на неё.
- Билли, шалунишка, а ну признавайся, это ты утащил мои прихватки?
Я склонил голову на правый бок: «Хватки? Какие такие хватки? Зачем мне хватки?»
Я склонил голову на левый бок: «Почему как что-то теряется, так сразу Билли! Где в жизни справедливость?!»
Я снова принялся за еду.
- Нет, ну надо же, ещё вчера вечером прихватки были на своём законном месте, а сегодня их нет! Как же мне теперь быть с моими кастрюлями-сковородками? Как же я их теперь, горячие, прихватывать буду?
Бабушка продолжала шутливо возмущаться и искать глазами по сторонам свои прихватки, но меня это опять отвлекло. Когда же бабушкины попытки стребовать с меня прихватки возобновились в четвёртый раз, я решил, что поесть можно и в другое время, в данный момент мне это сделать точно не дадут, и я покинул кухню.
Я прошествовал по коридору, поздоровался с Зеркалом, и оно мне ответило очень милым отражением. Я остался собою вполне доволен, и в прекрасном настроении вошёл в гостиную. Это была достаточно большая комната, в которой было много старинных вещей. Бабушка каждый раз собиралась в них разобраться, дедушка ей вторил, но в результате оказывалось, что почти все вещи связаны для них с какими-то дорогими воспоминаниями и расстаться с ними весьма трудно. В угу комнаты, у окна, стояло кресло. Большое, мягкое, с огромной спинкой и такими же огромными мягкими ручками.
Обычно кресло стояло спинкой к окну, но сейчас оно было развёрнуто так, что большая массивная спинка кресла заграждала половину окна и поэтому в комнате было темновато. Я обошёл кресло и взобрался на него передними лапами. И как вы думаете, кто же там сидел? Ирочка. А что же у неё было в руках? Бабушкины прихватки. Вооот!! А спрос с меня. Я обрадовался, что пропажа всё-таки нашлась, завилял хвостом и хотел было бежать к бабушке, чтобы показать ей, где её любимые прихватки пропадали. Но Ирочка остановила меня.
- Подожди, торопыжка! Ты знаешь, что я делаю?
Я попытался запрыгнуть к ней на колени, но она остановила меня.
- Эй, осторожно, тут же иголка, уколешься! – вскрикнула Ирочка и подняла прихватки с колен.
- Я тебе расскажу, только это Тайна! Ты умеешь хранить тайны?
Я не знал, где обычно хранят тайны, поэтому во все глаза уставился на Ирочку, а она продолжала, перейдя на шёпот:
- Тайна, это когда никому нельзя говорить то, что тебя просили не говорить. Или никому нельзя говорить то, что ты увидел, но тебя просили об этом никому не говорить!
Я замотал головой, пытаясь привести сказанное хоть в какой-то порядок. Ирочка заговорщически наклонилась ко мне:
- Я готовлю для бабушки сюрприз. Ты видел её прихватки? Вся красивая ткань потемнела от горячих сковородок, а местами и прожглась до дырок. Вот я и решила их привести в порядок. Видишь?
Ирочка показала мне одну, уже сделанную, прихватку. Она была обтянута новым, ярким материалом, а дырочек совсем не было видно. Даа, совсем по другому смотрелась эта прихваточка. Ирочка любовно взглянула на неё:
- Конечно, можно был бы купить новые, но, во-первых: у меня нет денег, а во-вторых: бабушка очень любит свои прихватки. Поэтому я решила их просто обновить. Это ведь будет ей приятно, правда?
Я отчаянно завилял хвостом и высунул язык, выражая крайнюю степень радости и одобрения.
- Но только ты никому не говори! – Ирочка погрозила пальчиком. – Слышишь, никому. Это Тайна!
И она снова принялась за рукоделие. Я же направился к себе на место, потому как боялся, что не выдержу, да и сболтну кому-нибудь Ирочкину Тайну, а я не хотел, чтобы она думала, что на меня нельзя положиться. По дороге я заглянул на кухню. Бабушка возилась с тестом, на столе возле противня лежали две тряпочки, которые она приготовила вместо прихваток. Я подумал, как будет рада бабушка новым прихваткам, и радостный побежал к себе. В комнате меня ждал Мячик:
- Ты не знаешь, где Ирочка? Что-то она сегодня не играет со мной. Да и куклы её заждались. Сидят грустные. И краски жаловались, что им скучно, никто не рисует ими, а они придумали столько красивых картинок.
Я взял ухо и закрыл им себе рот. Я не должен ничего говорить. Ведь Ирочка доверила мне Тайну. Я, вытаращив глаза, сидел с залепленным ртом и молчал. Мячик заподозрил что-то неладное:
- Что это ты так глаза выпучил? Ты не заболел? Что с тобой?
Я зажмурил глаза и сжался весь в комок.
- Да что с тобой??
Мячик от волнения запрыгал на месте. Я пятясь пробрался на своё место, зарыл морду в угол, закрылся лапами и застыл. Если бы знал Мячик, как мне хочется рассказать ему про Ирочкин сюрприз! Про красивые новые прихватки, которые она готовила для бабушки. Но я не мог!!
Я не знаю, сколько я пролежал, возможно, я даже задремал, только очнулся я от Ирочкиного радостного смеха, топота и бабушкиного «Ой!»
Я сорвался с места и помчался на голоса. На кухне ярко горел свет, на столе стояла расписная тарелка с пирожками, румяная бабушка прижимала к себе Ирочку:
- Умница ты моя, помощница! Как же ты догадалась! Красота какая! Спасибо, тебе, моя милая!
На столе перед бабушкой лежали 2 совершенно как новенькие яркие прихваточки. Довольная Ирочка, с блестящими глазами смотрела на бабушку. И тут она увидела меня:
- Билли, какой ты молодец, что никому ничего не рассказал! Настоящий сюрприз получился!
Ух, какой я стал довольный! Улыбка расплылась у меня до ушей! И какое же огромное облегчение я испытал, что не нужно было больше хранить ничью Тайну! Как это, оказывается, нелегко! Хоть я и очень любопытный щенок, но Тайны больше хранить не хочу. А вот пирогов – хочу! И я их получил!

 

 

Лягушонок

На нашем дворе, за небольшим забором, был некогда небольшой пруд. Раньше, как рассказывала бабушка, это был аккуратный, чистый прудик, где мальчишки любили пускать кораблики, и вода в нём был серебристая и свежая. Теперь же, по прошествии нескольких лет, пруд сам собой начал превращаться в лужу. От чистой воды там не осталось и следа, но мальчишки продолжали там пускать в плаванье свои самодельные судёнышки. Я любил туда убегать, когда Ирочка выходила со мной гулять. Она, правда, сердилась, когда я прятался от неё. А я любил гоняться за корабликами, шлёпать по воде, а всего лучше по грязи, которая организовалась вокруг прудика, любил небольшие кувшинки, которые изредка на нём зацветали. А однажды…
Однажды я прибежал на пруд в надежде повеселиться с дворовыми мальчишками. Но никого не нашёл. Пруд был одинок и пустынен. Я побродил взад-вперёд, намочил в воде лапы, повозился в кустах и уже собирался идти домой, как вдруг услышал:
- Ква-ква-ква!!
Я высунул голову из кустов. Звуки прекратились. Я чихнул и нырнул обратно в кусты.
- Ква-ква-ква! – снова раздалось, уже где-то поближе.
Я не стал высовываться весь, а только глазом стал наблюдать из кустов, кто бы это мог быть. И звуки опяь прекратились. Мне стало весело:
Кто-то со мной решил поиграть в прятки! Я весело вылетел из своего убежища и начал описывать круги вокруг пруда, в надежде отыскать возмутителя моего спокойствия. Я уже весь выдохся, но так никогои не встретил.Я решил отдохнуть. Но не успел я присесть, как вновь услышал:
- Ква-ква, ну ты и смешной!
И тут я увидел его…! Это было маленькое существо зеленовато-коричневого цвета, с огромными глазами и таким же огромным ртом. Казалось, что оно всё время улыбается и мне это нравилось.
- Ты кто такой будешь?
Я наклонился над своим новым знакомым и стал его обнюхивать. Вы же знаете, что мы, собаки, всё на свете узнаём через нос. Запахи для нас значат почти то же самое, что для людей глаза, руки , нос вместе взятые. Существо ничем не пахло.
ЭЭЭй, - захохотало оно, щекотно, ну щекотно же говорю!
И я услышал такой заразительный смех, что не удержался и рассмеялся сам.
- Я лягушонок. Я путешествовал и искал местодля своего нового домика. И вот, приглянулся мне ваш прудик. Наверное, я построю себе здесь дом.
- Это здорово! А что ты умеешь делать?
-Я хорошо прыгаю, - сказал Лягушонок, и, в подтверждение своих слов, он подпрыгул так высоко и так далеко, что я и нее ожидал.
- Знаешь что, я познакомлю тебя с моим другом Мячиком, он тоже очень высоко прыгает. Мы сможем посоревноваться.
- Ну, а что, неплохая идея!
Так, пока мы разговаривали о своих увлечениях и занятиях, к нам подошла Ирочка. Вообще-то она подошла ко мне, т.к. искала именно меня, но раз лягушонок был со мной, то она увидела и его. Она издала такой пронзительный визг, какой могут издавать только девочонки. Лягушонок от страха запрыгал на месте, не зная, где ему лучше спрятаться. В конеце концов, дрожа, забрался под куст и куст тоже стал дрожать. Я остолбенел и вообще потерял способность двигаться. Даже когда Ирочка умпокоилась, я ещё некоторое время с испугом смотрел на неё.
-Билли! Кто это? Жаба? Ой, мамочка!
В ответ я услышал сердитое бормотание:
- Сама ты жаба. Я лягушка. Вернее лягушонок. Что за манера всё время путать
Ирочка, конечно, этого не услышала, она же не понимает лягушачий язык. И она услышала только сердитое кваканье.
- Вот,ешё и квакает как отвратительно! Фу!
Лягушонок опять не оставил её слова без ответа:
- Сама ты ФУ! Ещё неизвестно кто из нас больше ФУ ты или я?

Ирочка похлопала себя по ноге, это был условный жест, обозначающий, что мне пора домой.
- Мне пора идти.
- Надо, значит надо,- ответил Лягушонок, - только ты обещай, что ты опять придёшь завтра.
- Обязательно приду. Приведу с собой Мячика и устроим соревнования.
- Только вот эту визжалку не приводи. А то у меня голова лопнет.
Я подумал, что это будет сделать трудновато, но может и получится. Мы попрощались с лягушонком, и каждый пошёл к себе домой. Уже поздно вечером, я рассказал Мячику о своём новом знакомом:
-Завтра мы устроим соревнования. Посмотрим, кто победит!
Мячик подбоченился у себя в углу и зевнул:
- А тут и проверять нечего. Всё равно я выиграю. А теперь – спать.
Я был уверен, что Мячик прыгает лучше, но почему-то мне очень хотелось, чтобы мой новый победил.


 

Волшебная глина

Как-то раз, гуляя по берегу речки, я забрался слишком далеко, туда, где от песка уже ничего не осталось, а берег покрывала некая скользкая серая масса. Видимо её вымыло водой, когда речка поднималась весной. Я не знал точно, откуда она здесь взялась. Я решил уйти, т.к. гулять по ней было совершенно невозможно: лапы разъезжались во все стороны, эта серая грязь прилипала на шерсть и застывала колючими сосульками, на носу тоже уже образовался серый пятачок.
Только я выбрался на твёрдую почву, как из серого месива вдруг определился расплывчатый рот, две круглые ноздри и томные глаза:
- Как, ты даже не поболтаешь со мной? – появившаяся физиономия глядела на меня своими блестящими глазами и ждала, что я хоть что-нибудь отвечу. Но у меня все во рту пересохло. Физиономия заметила моё недоумение и пробулькала:
- Ты думаешь, что мы не знакомы?
- Я думаю, что нет, - наконец вымолвил я.
- А вот и ошибаешься! Ведь я – глина! Мы с тобой сталкивались очень много раз.
Я постарался припомнить, где это я мог видеть такую распротивную скользкую рожицу, но ничего вспомнить не мог.
- Да нет, вы, наверное, меня с кем-то путаете.
- Да ничего я не путаю. Ты знаешь, я ведь не всегда нахожусь в таком состоянии, как сейчас. Я ведь бываю разная.
Я представил себе, какая она ещё может быть, и меня передёрнуло от страха. А Рожица, там временем, вдруг исчезла в своей массе, а вместо неё стал появляться человечек. Сначала он был такой же мягкий и бесформенный, но постепенно он приобретал человеческие формы, как будто невидимая рука правила его. Через несколько минут передо мной стоял глиняный мальчишка, улыбчивый и жизнерадостный.
- Ну что смотришь? Так тебе привычней будет со мной разговаривать? – он засмеялся и я тут же вспомнил, что у Ирочки на полке стоит такой же глиняный человечек, да и не один, а несколько, только они все в нарядных раскрашенных одёжках.
- Да, теперь я тебя узнаю. Но как так получается, что из обычной грязи получаются такие замечательные вещицы?
Глиняный мальчик нахмурил сердито лоб:
- Это почему это из грязи? Глина – не грязь! Это такая горная порода, такая же как, например гранит, соли, руда…Из нас, из горных пород, состоит вся наша земля. Мы разные, но очень нужные, как земле, так и людям.
- Ох уж и нужные!! – я засмеялся. – Только человечков глиняных из вас делать!
- А вот и не только! – глиняный паренёк насупился и упёр руки в бочка. – Без глины люди не могли бы раньше делать посуду. Это сейчас она металлическая, а раньше всё – тарелки, ложки, горшки, кувшины – всё было глиняное.
Я вспомнил, что у Бабушки на полке стоят горшочки, в которых она делает мясо, а в деревне, в глиняных кувшинах она хранит свежее молоко. А глиняный человечек вещал:
- Тончайшую фарфоровую посуду тоже делают из специальных сортов глины. А ведь на вид глина и груба и толста!
Мальчишка смотрел на меня в упор и продолжал, как заученный урок:
- Без глины люди не смогли бы делать кирпичи, чтобы строить большие дома и печи!! Из глины делают цемент, очень нужный и важный в строительстве материал. Из глины делают красивые современные керамические изделия. Вот у тебя дома есть ванная комната?
- Конечно есть. – я вспомнил светлую, уютную теплую ванную, где на стенах поблёскивала чистотой и светом разноцветная плитка.
- Вот! А без глины её бы не было!
- Вот это дааа!
- И это ещё не всё! – мальчик приосанился, - глина используется в медицине и косметологии. Конечно, её специально обрабатывают, превращая в удобные мази и кремы.
- Неужели так много применений у этой самой глины!!
- Если обо всём рассказывать – дня не хватит,- глиняный малыш был явно доволен своим убедительным рассказом.
- Но ведь глина такого скучного цвета, - нерешительно начал я.
- Да ты что!!! Как это скучного?? Знаешь какая бывает глина?
- Ну, какая? Коричневая да серая!
- А вот и нет! Белая, желтая, красная, синяя, зелёная, лиловая и даже чёрная! Только вот…, - глиняный малыш погрустнел, - мы, изделия из глины, очень хрупкие. С нами надо очень осторожно обходиться. Поэтому – берегите нас. Ведь мы – часть ЗЕМЛИ!!

* * *
По дороге домой я старался вспомнить всё, что мне рассказал мой новый товарищ. Я непременно хотел поделиться с Мячиком, с Нюшей и другими моими друзьями всем, что я узнал. Я старался ничего не упустить. А вы? Вы помните, что делают из глины?


 

 

История Железного человечка


Я очень люблю копаться в земле. Зарывать и снова находить свои косточки, в поле можно проследить путь крота или мышки, можно отрыть иногда что-нибудь интересное. Люблю обнюхивать следы. По запаху следа мы, собаки, очень многое можем узнать и рассказать, если вы, конечно, захотите послушать! Мы можем почувствовать нужный нам запах на очень далёком расстоянии, таком далёком, что его даже ещё и не видно глазу, а мы уже это «видим» носом. Вот почему мы можем сидя дома, почуять, что хозяин идёт по улице домой и уже у двери его встречать, пока он открывает двери.
И эта история тоже про мой нос!
Однажды погожим осенним днём, когда на улице чувствовалась прохлада после ночного дождя, но теплое солнышко на ярком голубом небе ещё немного пригревало, Ирочка, я, Мячик и Нюша вышли на прогулку. Ирочка была в ярком жёлтом плащике и белой шапочке и очень была похожа на листок клёна, который стоял у нас под окном, весь в пожелтевших листьях.В руках она несла Нюшу. Черепашка высовывала головку из панциря, вытягивала шею и любовалась всем этим осенним великолепием, как и мы.
Лягушонка с нами на сей раз не было. С началом осени он забрался в свой домишко на берегу озера и сказал, что до теплых дней уже не появится. Что он будет там делать целую зиму я не знал. Ирочка предположила, что спать. Ну, может и так, хотя это был очень весёлый и энергичный Лягушонок. Мне трудно было представить его мирно спящим всю зиму.
Мы направлялись погулять в парк. Мне нравились прогулки по парку. Там было много опавшей листвы, которую дворники тщательно собирали в кучки. И самым моим любимым делом было набрасываться на эти кучи и разносить их в пух и прах. Я любил догонять падающие листочки, которые гнал ветер. Иногда кленовые листы были такие большие, что сидели на мне как береты. Они были хитрые, эти листы, так и норовили упасть мне на нос и кататься на нём . Короче говоря, я очень был рад, что мы пошли гулять именно в парк. Я бежал с Ирочкой рядом, иногда приглядывая за ней, как велела мне Бабушка, и всегда чуя её запах. Вдруг я почуял запах другой. Не могу объяснить какой именно. Это ведь не запах котлет или булочек, или, например, колбасы. Одно могу сказать, что запах был несъедобный. Сначала я хотел его пропустить, но почему-то почувствовал, что обязательно должен посмотреть, что это я такое унюхал. Я пошел по следу. Я представлял себя сыщиком, ищущим спрятавшегося преступника или, может быть, ещё кладоискателем. Кстати, что касается кладов – если вы надумаете искать клад, позовите меня, Я- то, что вам потребуется больше всего! Так вот, иду я, значит, по следу и чую уже, что клад где-то близко. Я нервно верчу хвостом и от нетерпения начинаю урчать. Ирочка обернулась:
- Что ты опять ищешь? Опять вкусные палочки?
Но я её не слышал уже, т.к. я нашёл, откуда шёл запах. Он шёл из-под листвы, намокшей под дождём. Я начал разрывать носом свою находку. Листва полетела в стороны. Нос мой тут же превратился в земляную грязную точку, но я нашёл то, что искал. Я залаял и Ирочка поспешила ко мне. Она опустила Нюшу на листву погулять, а сама принялась с интересом разглядывать то, что я нашёл.
Маленький железный человечек. Ручки, ножки и голова на шарнирах, глазки бусины, дырочка-рот, даже уши были у этого красавчика, а также кнопка-нос. Ирочка очистила его от земли и оглядела со всех сторон:
- Ой, да ты весь заржавел. Как же ты здесь оказался? Видно забыли тебя или ты выпал из чьего-то кармана. В любом случае хозяина уже не найти, поэтому придётся забрать тебя с собой, уж больно ты хорошенький. Мои куколки будут от тебя просто в восторге!
И с этими словами, Ирочка положила железного человечка в карман плащика и закрыла карман на кнопку.
Придя домой Ирочка первым делом показала нашу находку Дедушке. Он покачал головой, нахмурил лоб, надел очки, сел за стол и придвинул к себе поближе лампу:
- Ну что ж, можно вылечить вашего больного. Смазать, начистить и будет как новенький.
Я сидел рядом и мне показалось, что человечек даже попытался улыбнуться.
Весь вечер Дедушка возился с железным человечком. Ирочка сидела всё время рядом и спрашивала:
- Ой, деда, а ему не больно? А это ты зачем делаешь? А этот винтик для чего?
В конце концов, Дедушка отослал Ирочку помогать Бабушке, а сам спокойно закончил починку железного бедняги.
На ночь он посадил его на стопку газеток на кухне, чтобы с него стекло лишнее масло, и строго-настрого приказал не падать на пол.
Конечно, когда все улеглись спать, я не мог больше терпеть и пробрался на кухню. К моему удивлению я был не первый, кто захотел узнать историю железного человечка.
На кухне меня уже ждала Нюша и все кухонные граждане. Железный человечек сидел на кучке газет и изумлённо смотрел на публику.
- Где я? – проговорил он и голос у него был на удивление мягкий и приятный.
Нюша выползла вперёд:
- Тебя Билли нашёл в парке, под кучей листвы, на земле. Ты был ржавый и грязный. Наша Ирочка тебя отмыла, а Дедушка отремонтировал и смазал маслом. Теперь ты, будешь жить у нас.
Человечек забеспокоился:
- Нет, нет, нельзя. Мне надо вернуться к Мите. Иначе он разозлится.
- А кто такой Митя?
- О! Я был его игрушкой. Митя очень злой мальчик. Он обижает свои игрушки и наказывает их. Если он обнаружит, что я потерялся, то страшно разозлится и накажет меня, или опять выбросит на улицу и я заржавею.
Кастрюльки, вазочки, мы с Нюшей, Мячик и даже гордец Табурет просто рты пораскрывали от удивления. Никтоне мог поверить, что на свете может твориться такое беззаконие, что игрушки настолько беззащитны. Наступила тишина. Все переживали и думали, что же делать бедняге человечку. И тут я сказал:
- А как тебя зовут?
- Айрон!
- Послушай, Айрон, а ведь твой Митя тебя не найдёт. Как же он тебя найдёт, если ты будешь жить у нас?
- А ведь и правда! Просто я так боялся Мити, что до сих пор боюсь, что снова попаду к нему. А теперь, я счастлив. Я нашел новых друзей и новый дом.
Все были рады за Айрона и от радости и переполнявших их эмоций стали смеяться, плясать. Хлопать в ладоши и под конец так расшумелись, что разбудили Бабушку. В коридоре послышалось шарканье её тапочек. На кухне зажёгся свет. Когда бабушка открыла дверь, все были уже на своих местах. Даже я тихонько лежал на коврике у плиты. Бабушка подошла к окну, посмотрела на улицу, проверила, закрыто ли окно и задёрнула штору. Когда она ушла, мы тоже тихо пожелали друг другу спокойной ночи и попрощались до утра.
Так, наш дом приобрёл ещё одного верного товарища.


 

Паучок

В каждом доме, кроме его основных обитателей, всегда живёт ещё кто-то таинственный. Он редко появляется на глаза всем окружающим, если не сказать, что он вообще старается не попадаться на глаза. И только немногие знают о его существовании.
В нашем доме тоже был такой жилец.
Уже долгое время, ложась спать, мне не давала уснуть какая-то возня. Я не мог понять, откуда она берётся. Облазив и обнюхав все углы и закоулки нашей комнаты, я возвращался на своё место ни с чем. Тихое шуршание не мешало мне спать, просто оно разжигало любопытство. Мне непременно хотелось докопаться до причины этих шорохов.
Я растолкал Мячика:
- Эй, соня, проснись.
Мячик перекатился с боку на бок и зевнул:
- Ну, что тебе опять не спится?
- Мячик. Ты слышишь, кто-то все время шебуршит где-то у стенки. Слышишь?
- Ну, слышу. – Мячику явно не хотелось просыпаться. – Спи давай, Дались тебе эти шорохи.
- Нет, Мячик, это совершенно особенные шорохи. Как будто кто-то никак с чем-то не может справится!
Мячик понял, что спать ему сегодня просто не дадут, поэтому окончательно проснулся:
- Ну, где тут твои таинственные шорохи?
Друзья прислушались к тишине. Сначала ничего не было слышно, но потом, потихоньку, в углу комнаты раздалось робкое шуршание, потом громче… и опять всё затихло.
- Во! Слыхал?
- Слушай, - Мячик испуганно покосился на меня, - а может ну их, эти шорохи, может всё таки спать пойдём?
- Мячик, ну неужели тебе не интересно что там шуршит?
- Мне? Ну, вообще-то не очень.
- Ну и зря. А я пойду, узнаю.
Я осторожно приблизился к углу, из которого недавно мы слышали шорох. Сунув нос за штору, я внимательно оглядел угол. Чисто. Никого нет. И тут, я чуть не подскочил от страха, что-то опять зашуршало. Чуть выше моей головы. Я поднял голову и увидел незнакомое мне существо. Черная точка, на ней два огромных глазища и, вы не поверите, шесть ног. Существо тоже заметило меня и сверкнула в мою сторону злобным взглядом. Мы долго рассматривали друг друга, прежде чем существо заговорило:
- Что тебе тут надо? Я тебя не звал!
- Прости, пожалуйста, просто ты шуршал и мешал мне спать. Мне захотелось узнать, что происходит.
- Что происходит, что происходит! – передразнило меня существо. – Я не могу научиться паутинку плести. А если я не сплету паутинку, то не смогу ни есть, ни спать?
- А что такое паутинка? И почему ты не сможешь ни есть, ни спать?
Существо скривило рот и вытаращило глазищи:
- Потому, что я паук! Мы, пауки, плетём паутинки, ловим в них мух и всяких мошек и ими питаемся. А ещё я очень люблю спать в паутинке, она тоненькая и качается, как колыбелька. Так я засыпаю. – Паучок закрыл глаза и представил себе, как он качается в колыбельке. – А теперь я не могу сплести эту противную паутину, она слипается и комкается.
Мне стало обидно за Паучка, что ж он такой голодный, усталый ходит.
- А может быть я смогу тебе помочь?
- К сожалению – нет, я должен сделать это сам. Но пока я маленький, я учусь. А потом я стану большим и буду плести большие кружевные паутинки. Только вот научится надо.
И Паучок снова с рвением принялся за дело. Он перебирал лапками, кружился, помогал себе носом, подпрыгивал, но у него ничего не получалось.
Я тихонько, чтобы его не потревожить, отошел в сторону и отправился к себе на место. «Завтра я тоже попробую сплести себе паутинку», решил я и спокойно заснул.
Наутро, проверив, чтобы в бабушкиной комнате никого не было, я разыскал корзинку с вязанием. Это была плетёная корзинка, с кучей всяких клубков и ниток, из которых Бабушка вязала всякие вещи для себя, Дедушки и для Ирочки. Клубки все были таких замечательных цветов, что я решил, что коя паутинка должна быть из всех этих цветов. Как плести паутинку по правилам я не знал, но видел, как это делает Паучок. Поэтому я вывалил из корзинки все клубочки и начал по ним прыгать, кружиться, подбрасывать вверх, тянуть и затягивать. Но к моему удивлению, у меня получалось нечто мало похожее на колыбельку, скорее на кокон, который связал мне все лапы так, что я не мог ими даже двинуть. Я, пытаясь высвободиться из него, стал дёргаться, чем ещё сильнее затягивал разноцветные узлы. Я испугался, что сейчас придёт Бабушка, увидит весь этот переполох и станет ругаться, а я даже не смогу убежать!! Я отчаянно заскулил. На мой зов прибежали все: Бабушка, Деда, Ирочка, Мячик, даже Нюша приползла. Да как начали все надо мной смеяться!!! Хохотали и диван с креслом, и лампочки на люстре, даже очки на бабушкином носе прыгали от смеха. Мне и самому стало смешно. Вот тебе и колыбелька, вот тебе и паутинка!!
А в углу, под самым потолком сидел Паучок и держась за бока, хохотал до слёз. Только его никто не слышал, потому что никто не должен был знать, что он живёт у нас в доме и плетёт свои паутинки, избавляя нас от мух и мошек. Он был нашей тайной!


 

Шалунья Кисточка

Как вам уже известно, наша Ирочка любила рисовать. Она рисовала карандашами, авторучками, мелками, красками, рисовала в альбомах, на простых бумажках, в блокнотах, в тетрадках. На улице она могла рисовать палочкой на земле, или, когда была зима, на белоснежных сугробах. Ирочка неплохо рисовала, с увлечением. Частенько я садился подле неё, около лампы и наблюдал как она рисует. Время от времени я так увлекался, что наступал лапами на её рисунок. Тогда Ирочка отпихивала меня назад:
- Билли, толстолапый, ну разве ты не видишь, что я рисую. Ты мне мешаешь, убери свои лапы с моего рисунка сейчас же! Я охотно убирал лапы, потому что знал, что Ирочке нельзя мешать, когда она работает. Ирочка рисовала природу, деревья, цветы, весёлых принцесс с сидевшими на боку коронами, их принцев с саблями и усами, солнышко, животных, радугу… Вообще надо сказать, что рисунки у Ирочки были всегда очень весёлые и тёплые. И греясь под светом её настольной лампы, я блаженствовал, вдыхая медовый запах краски и свежих рисунков.
У Ирочки было много карандашей и кисточек. Одни кистями она предпочитала рисовать тоненькие линии. Кисточка была тонюсенькая-претонюсенька, поэтому можно было вырисовать все веточки на деревьях или реснички у принцесс. Другие кисточки были потолще. Ими Ирочка рисовала стволы деревьев, мощные горы, бурные реки, полевые дорожки. А были и такие. Которыми Ирочка пользовалась редко. Они были хорошими кисточками, просто очень толстыми. Трудно было нарисовать ими лицо или даже цветок. Они годились только тогда, когда надо было закрасить фон картины. Если. Например, закрасить весь листок тёмно-синим, то получишь фон для зимнего вечера. Можно нарисовать серый фон, тогда всем будет сразу ясно, что сегодня погода ненастная, вот-вот загрохочет гром и сверкнут молнии. И была среди этих кисточек одна, которая никак не могла рисовать по правилам.
- Зачем ты так делаешь? Неужели тебе не нравится, как Ирочка рисует. Как она подбирает краски?
- Нравится,- заявляла Кисточка, но ведь это скучно, все время рисовать ёлки зелёными, васильки голубыми, солнце – желтым. Могут же цвета иногда поменяться местами?
Кисточки и краски замерли на своих местах:
- Что ты имеешь ввиду? Что ты хочешь седлать?
- Потерпите немного, - прищурилась кисточка, - скоро вы всё узнаете.
Но не все разделяли оптимизм кисточки. Качали головой и ластик и скляночка с водичкой:
- Ох, и наделает же бед, эта Шалунья!!
Ирочка была очень аккуратной девочкой и после рисования вымыла кисти, обсущила их, убрала карандаши и краски в пенал, альбом положила в ящик, а только что нарисованные рисунки расставила на полу у стола, чтобы они за ночь высохли. Ничего не предвещал беды. Но вот наступила ночь!

Я долго не спал и всё ворочался на матрасике. Мне не давали покоя слова кисточки и я, честно говоря, немного переживал. Что она задумала? Она ведь такая шустрая, да и большая, может таких бед натворить. Но, постепенно, дрёма одолела меня и я уснул. Пал я беспокойно, и, как потом выяснилось, не зря я так переживал!
Проснулся я от топота кукольных ног, звона прыгающего Мячика, шелеста бумаги, пыхтения какого-то и вообще чувствовался странный переполох к комнате. Всё еще не проснувшись окончательно, я стал оглядываться, вокруг пытаясь оценить ситуацию. Ко мне подскочил Мячик:
- Давай, Билли, присоединяйся, надо всем подключаться.
- А что произошло?
-Кисточка натворила бед!! Испортила все Ирочкины картины, перепачкала всё вокруг, перемешала все краски так, что теперь они и сами не разберутся какого кто цвета.
У меня просто уши встали дыбом, т таких известий, но когда я увидел масштабы катастрофы – я просто пришел в ужас.
Краски спорили между собой:
- Вы уж меня простите, но я не серая, а белая краска!
- Ой, вы только посмотрите на себя, какая же вы белая, когда вы почти что чёрная!!!
- Эй, оранжевая краска, не лезь рисовать ромашку!
-Я не оранжевая, я жёлтая. В меня просто красная краска капнулась.
- И ничего я не капнулась!! Меня кисточка принесла сюда, значит так и надо.
Краски сердились, ругались, толкались, пихались и из-за этого смешивались ещё больше.
Билли посмотрел на Ирочкины картины. Кисточка набрызгала на них воды и теперь краски на листах сползали разноцветными каплями на пол, образуя грязные лужицы. Весёлые принцессы плакали, солнышко в углу померкло, светлый летний дождик превратился в ураган. Улыбки на нарисованных лицах превратились в жуткие гримасы.
Я не верил своим глазам. Как же угомонить эту негодницу, как навести порядок, как спасти Ирочкины картины!!??
Первым делом надо было остановить расхулиганившуюся кисточку. Я разыскал заводного мышонка:
-Беги скорее, найди кисточку и укуси её так, чтоб она взвизгнула, тогда я смогу узнать её в толпе и утихомирить.
Мышонок так и сделал. По запаху он нашел кисточку и так цапнул её за деревянную ножку, что она завизжала:
- Что это за манеры?? Что это ты делаешь, наглый мышонок!! Что тебе здесь нужно?
Кисточка погналась за мышонком, чтобы побольнее ударить его своей деревянной ножкой, но Мышонок был так быстр, что Кисточка так его и не догнала, зато она таким образом приблизилась в Мячику и тот не упустил случая и крепко схватил её зубами. Тут же подоспели мишки и куклы и помогли запихать непослушную кисточку в коробку.
После этого все принялись устранять последствия катастрофы. Чистые тряпочки вытирали воду, чистые кисти промывали краски и дорисовывали испорченные картины. Работа кипела полным ходом и к утру всё было закончено. Мы были все очень уставшие , но мы были просто счастливы, что всё было исправлено!!
Ирочка проснулась утром и сразу же побежала показывать их бабушке. Как обрадуется Бабушка. Как похвалит Ирочку Дедушка.
Я был счастлив, и поэтому решил немного вздремнуть. Мне кажется, что лично я это сегодня заслужил.


 

Грустно

Я никогда не думал, что такое случается с каждым. Я думал, что случилось это только со мной, и был этим страшно удручён. Я не понимал, что происходит, поэтому не мог никому ничего объяснить. А дело было в том, что однажды утром я проснулся и почувствовал, что что-то не так. Вот и вам я не могу объяснить толком. Мне было грустно. Так грустно и одиноко, что хотелось зарыться под подушки или забиться в угол и провести там весь день. В комнате было непривычно угрюмо, тихо, сумрачно, как будто даже радостный солнечный лучик не хотел заходить к нам сегодня в гости. Я посмотрел в окно. Там шел дождь. Не сильный, но такой тягучий, нудный, холодный, что даже гулять идти мне не хотелось. Я пошел на кухню, в надежде, что Бабушка приголубит меня и мне станет радостней. Но Бабушки на кухне не оказалось. Мало того, даже Ирочки не оказалось дома. Вот так так…, оказалось, что я всё проспал. Все ушли.. Мне стало совсем грустно. Не лежалось, не елось, не игралось. Мячик участливо посмотрел на меня:
- Эй, что с тобой? Ты не заболел?
- Не знаю, может быть.
- А что тебе хочется?
- Ничего не хочется.
- Так не бывает.
- Бывает!
- Всегда чего-то хочется.
- А мне не хочется.
Почему-то я крепко разозлился на Мячика и даже зарычал. Мячик, понятное дело, обиделся и укатился к другим игрушкам. Я совсем загрустил. Зачем обидел друга?
Дедушка вывел меня гулять. Я вышел на крыльцо, но никакого желания пройтись под дождиком по мокрой траве у меня не было. Тем не менее, я побрёл за Дедушкой. Он-то был под зонтиком, а я вымок весь до нитки. Это обидело меня вконец – Почему нельзя сделать зонтики для собак?? Почему это я должен мокнуть!!?? Я ходил и злобно обнюхивал цветы, траву и букашек, старавшихся спастись от дождя под листиками. Цветы закрывались при виде моей сердитой физиономии и букашки бежали прочь. Наконец, Дедушка решил, что с меня хватит и повёл домой. Дома. Проходя мимо Зеркала, я услышал его язвительную насмешку:
- Вот так причёсочка! Посмотрите на этого растрёпку! Проходи, проходи, а то от тебя одна сырость!
Я остановился специально рядом с зеркалом и отряхнулся. Вода полетела с меня на всё, что было рядом и, конечно, на Зеркало. Ух, оно пришло в такой гнев, что я поспешил скрыться с места преступления. Но на душе у меня от этого поступка, легче не стало. Я уныло приплёлся в гостиную и, усевшись на табурет, стал смотреть в окно. Разноцветные зонтики, встречая друг друга, вежливо покачивали своими большими головами. На лужах отражалась барабанная дробь дождя, небо было покрыто такими тяжелыми серыми облаками, что казалось, оно не выдержит и просто шлёпнется на землю. Дома тоже стояли серые и грустные. Я тяжело вздохнул, сполз с табурета и опять поплёлся на кухню. Я думал, что, может быть, мои любимые косточки отвлекут меня от серого настроения, но и они не помогли. Совсем отчаявшись, я вернулся в детскую, залез в Шкаф, зарылся в тряпки и окончательно загрустил. Грустил я серьёзно, не отлынивал. Я закатывал глаза, утыкался носом в лапы, уныло качал хвостом, потихоньку скулил, переворачивался с боку на бок и громко вздыхал. В конце концов, Шкаф не выдержал:
- Слушай, пойди, поешь чего-нибудь, полегчает.
- Не хочу…
- Ну тогда спи!
- Не могу…
- Иди тогда, с друзьями поиграй!
- Не буду…
- Фу ты, какой. Что же тебе нужно?
- Не знаю, просто мне грустно. Нет настроения.
В это время щелкнула входная дверь и раздался звонкий голос Ирочки:
- Эй, кто есть дома? Почему никто меня не встречает?
Я пошел в прихожую. Зеркало по - прежнему на меня дулось за то, что я его обрызгал. Я прошел мимо и даже не оглянулся на него. Подошел к Ирочке и уткнулся ей в коленки. Ирочка склонилась надо мной и провела рукой по кудряшкам:
- Маленький, что с тобой? Ты не заболел?
Ирочка взяла меня на руки, прижала к себе, отнесла в гостиную и уселась со мной в кресло, не переставая нежно гладить меня и называть ласковыми словами. И, вот чудо, мне стало легче! Я вдруг почувствовал себя любимым, необходимым, у меня стало тепло на душе от Ирочкиных слов. Вот, оказывается, чем лечат плохое настроение – лаской, любовью и добротой.
Мне стало так хорошо, что уткнувшись в Ирочкины колени я задремал.


 

Кто есть кто!

Однажды я валялся на коврике и раздумывал на разные темы, которые меня волновали в моей жизни. Например, я обдумывал, начать мне грызть новую косточку или закончить сначала со старой. Или вот ещё – до обеда мне здесь проваляться или встать и заняться делом. И если заняться делом, то каким? Может погавкать на своё отражение в зеркале? Нет, это я ещё утром делал. Так, размышляя обо всём на свете я вдруг подумал, а что если бы я родился не собакой, а птицей, например! Вот я бы сейчас не валялся бы на коврике, а летал бы себе по небу куда только захочу. Хочу – к морю, хочу – на север, а хочу – вообще в космос… А я вот родился собакой, вот и должен теперь тут лежать на коврике и думать, чем бы мне заняться. И тут я решил узнать, что думают по этому поводу мои друзья. Я вскочил и помчался искать Нюшу. Я нашел её на полпути к креслу. Нюша услышала мой радостный топот и спасаясь от меня решила укрыться под креслом. Но она сделать этого не спела, я догнал её.
- Нюша, не уползай, у меня к тебе вопрос!
Нюша тяжело вздохнула и остановилась:
- Не успела.., Мда, ну, так что тебе?
- Нюша, а тебе нравится. Что ты черепаха?
Нюша уставилась на меня, будто видела меня впервые:
- Что??
- Ну, не хотелось ли тебе когда-нибудь родиться, ну, скажем, медведем?
Взгляд Нюши стал ещё более настороженным:
- Я? Медведем? Откуда у тебя такие мысли?
- Ну, я просто предположил. Или, может быть, (я старался припомнить всех животных, которых когда-либо знал) может быть – курицей?
- Кем? – Нюша была окончательно сбита с толку – Нет, не хотелось. Что бы я стала делать, если бы была курицей? – Нюша задумалась. – Нут, точно не хотелось бы. Мне хорошо и в черепашьей шкуре. Я люблю тихонько гулять, не спеша обдумывать, куда пойду, что буду делать, мне нравится мой домик-панирь и вообще меня всё в этой жизни устраивает.
Я покачал головой:
- Это здорово, Нюша! А вот меня что-то не устраивает, только вот не могу понять что именно, а то бы я уже давно бы с этим разобрался.
- Ну, разбирайся, разбирайся, - сказала Нюша и на всякий случай всё равно полезла под кресло.
Кого же ещё спросить? Мячика!
Я припустил в другую комнату, где находились все игрушки:
- Мячииик! – заорал я с порога – Мячик, ты где?
Влетев в комнату, я не успел остановиться и, запнувшись об Мяч, который выкатился мне на встречу, растянулся на пузе. Мячик смотрел на мои выкрутасы искоса, откатившись в сторону:
- Ты чего это?
- Ничего, просто у меня к тебе разговор есть.
- Хорошо. Говори. А кидаться-то на меня зачем?
- Я не кидаюсь, я запнулся. Извини.
- Запнууулся, - протянул Мячик, - не надо так носиться, это тебе не футбольное поле!
- Мячик, а тебе никогда не хотелось родиться на свет кем-нибудь другим, не Мячиком!
- Зачем?
- Ну, не знаю, чтоб что-нибудь другое в жизни испытать?
- Что?
- Ну, не знаю, что-нибудь новенькое, интересное, чего ты в шкуре Мячика никогда испытать не сможешь!
- Зачем?
- Так ведь интересно!
- Кому?
- Тьфу ты, господи. Ну тебе, тебе не интересно было бы родиться, например, облаком?
Летать в небе, парить, как на воздушном шаре, всё с высоты наблюдать, к солнышку поближе.
- Не, не хотел бы.
- Почему?
- Потому, что облако не прыгает.
- А тебе обязательно над прыгать?
- Обязательно. И вообще, мне очень нравится быть мячиком. Я вполне доволен своей жизнью.
- Понятно!
Я подумал, что для верности надо найти ещё кого-нибудь для моего опроса. А для этого надо было дождаться вечера, чтобы выйти на улицу. Там я мог найти соседскую кошку Параську. Я хоть и не люблю кошек, но с Параськой мы дружим. Мы однажды договорились, что я на неё не лаю, а она на меня не шипит. Параська была пестрой такой, пушистой кошкой, которая никого не признавала и жила в подвале нашего дома. Иногда, когда была хорошая погода, она устраивалась на скамейке около крыльца и дремала. Тут-то я и нашёл её, когда вышел на улицу.
- Привет, Парася!
Кошка открыла один глаз и скользнула оп мне взглядом:
- Привет! – глаз закрылся.
- Я бы хотел кое что у тебя спросить.
- Я тебя слушаю.
- Нет, ты внимательно слушай.
- Я внимательно слушаю.
- Нет, ты открой глаза и слушай. Мне надо, чтобы ты представила то, о чем будешь говорить.
- Представлять я могу и с закрытыми глазами. Что ты хочешь? – Параська начала терять терпение.
- Вот, скажи мне, тебе никогда не хотелось бы родиться кем-нибудь другим, не кошкой?
- А чем плохо кошкой?
- Да не говорю я, что плохо, просто может быть ты иногда мечтала родиться, скажем, деревцем, или лягушкой?
- Да? И целый день стоять на одном месте и даже не прилечь? Или всю жизнь скакать по мокрому, зелёному болоту? Нет уж, увольте. Не нужно мне такого удовольствия.
- Значит и ты довольна тем, что ты такая, какая ты есть?
- Конечно, довольна! Гуляю где хочу, греюсь на солнышке, меня кормят, наливают молочко, у меня тёплая спаленка в подвальчике. Что ещё надо? Конечно мне нравится быть кошкой.
Параська приподняла голову и уставилась на меня:
- А разве тебе не нравится быть собакой?
- Не знаю, иногда мне бывает скучно. Вот если бы я был птичкой..
Параська ухмыльнулась:
- Вот чудак. Ведь собака это друг. А это же здорово, когда ты друг, значит и у тебя есть друзья: Мячик Ирочка, Нюша, твой противный лягушонок, да мало ли ещё кто! У тебя есть твой дом, ты можешь приносить радость своим друзьям. Ты красив, весел, звонок. Может быть в эту минуту кто-то мечтает быть как ты. Таким же Билли, а ты сидишь и страдаешь!
Я подумал, что она права. Так хорошо быть самим собой. Играть, дружить, гулять, проказничать, дурачиться. Хорошо, когда тебя любят таким, какой ты есть!
И мне перестало быть грустно.



Добавление комментария

Ваше имя:

E-mail (не обязательно):

Текст:

Код:


Работа в Москве Ищите работу? - www.mosrab.ru сайт для тех, кто хочет работать в Зеленограде или в Москве

Алексей Герасимов. Безымянные будни и заметка
Каково это жить по соседству с постоянными ветрами и дождями? В целом - неплохо, но и это со временем начнёт утомлять всё больше и больше… Хочу сразу осведомить читателя. Эта «история» предназначена для тех, кто хочет расслабиться, разбавить...
Александр Рогачев. Серый день
День стоял серый и пасмурный. Капли дождя стекали по стеклу. Солнца не было видно, все заволокли серые, непроглядные тучи. Граф Петр сидел на кожаном кресле, пододвинутом к камину. Яркие языки пламени плясали на поленьях и громко потрескивали. Был уже час дня и Петр...
Дмитрий Львов. Ночное такси
Случай, произошедший в 1979 году   Далеко за полночь, завершилась наша студенческая вечеринка. Валерка с «Барсиком», - так величали мы, еще со школьной скамьи Андрюху Амплеева, и несколько его однокурсников, с которыми он учился в московском...
РЕКЛАМА: Веб-студия "ПОЛЕ ДИЗАЙН" - изготовление сайтов, интернет-представительств... подробнее
Реклама на портале:
НОВОСТИ
Частные объявления
- КОМПЬЮТЕРЫ, КОМПЛЕКТУЮЩИЕ, ОРГТЕХНИКА
- БЫТОВАЯ ТЕХНИКА
- ФОТО, ВИДЕО И АУДИОТЕХНИКА
- СОТОВЫЕ ТЕЛЕФОНЫ, СРЕДСТВА СВЯЗИ
- МЕБЕЛЬ И ИНТЕРЬЕР
- ОДЕЖДА, ОБУВЬ
- АВТОМОБИЛИ, ГАРАЖИ, АКСЕССУАРЫ
- НЕДВИЖИМОСТЬ
- ЖИВОТНЫЕ
- РАЗНОЕ
Работа в Зеленограде
- ПРЕДЛАГАЕМ РАБОТУ
- ИЩУ РАБОТУ
- ДЕВУШКА ЖЕЛАЕТ ПОЗНАКОМИТЬСЯ
- МУЖЧИНА ИЩЕТ ПОДРУГУ
- ДРУЗЬЯ ПО ИНТЕРЕСАМ
- ВСТРЕЧИ, НАХОДКИ, ПРОПАЖИ
Купить продать автомобиль
РЕКЛАМА
ЕДА В ЗЕЛЕНОГРАДЕ
АФИША МОСКВЫ

РЕКЛАМА
Здесь могла бы быть ваша реклама

Top.Mail.Ru
Top.Mail.Ru Каталог зеленоградских интернет-ресурсов