Внести в избранное зеленоград онлайн Регистрация на Форуме Зеленограда   
Работа в Зеленограде Декор дома. Сексуальная мебель
Городские новости:
ГОРОДСКИЕ НОВОСТИ   
СОБЫТИЯ
ОБЩЕСТВО
ЭКОНОМИКА
ТРАНСПОРТ
НЕДВИЖИМОСТЬ
ИНТЕРНЕТ
ОБРАЗОВАНИЕ
ЗДОРОВЬЕ
НАУКА И ТЕХНИКА
КОНСУЛЬТАНТ
   МУЗЫКА
   СПОРТ
   КИНО И ТЕЛЕВИДЕНИЕ
   ПУТЕШЕСТВИЯ
   ИГРЫ
   ЮМОР
   ПРОЗА
   СТИХИ
   ГОРОДСКАЯ АФИША
   РЕКЛАМА
ГОРОДСКАЯ АФИША
ТОП ПОПУЛЯРНЫХ СТАТЕЙ

 
СПРАВОЧНИК ЗЕЛЕНОГРАДА:
   - МАГАЗИНЫ, ТОРГОВЫЕ ПРЕДПРИЯТИЯ
   - НЕДВИЖИМОСТЬ
   - СТРОИТЕЛЬСТВО, ОТДЕЛКА, РЕМОНТ
   - КОМПЬЮТЕРЫ, СВЯЗЬ, ИНТЕРНЕТ
   - АВТО, ГАРАЖИ, ПЕРЕВОЗКИ
   - ОБРАЗОВАНИЕ, ОБУЧЕНИЕ
   - МЕДЦЕНТРЫ, АПТЕКИ, ПОЛИКЛИНИКИ
   - ОТДЫХ, ПУТЕШЕСТВИЯ, ТУРИЗМ
   - СПОРТИВНЫЕ КЛУБЫ
   - РЕСТОРАНЫ, КЛУБЫ, КАФЕ И ПИЦЦЕРИИ
   - КИНОТЕАТРЫ, ТЕАТРЫ, ДК
   - ПОЛИГРАФИЯ, РЕКЛАМА, ФОТО
   - УСЛУГИ БЫТА, ГОСТИНИЦЫ
   - БАНКИ, ЮРИДИЧЕСКИЕ УСЛУГИ, СТРАХОВАНИЕ
   - БЕЗОПАСНОСТЬ
   - ПРОМЫШЛЕННЫЕ ПРЕДПРИЯТИЯ
   - ИСПОЛНИТЕЛЬНАЯ ВЛАСТЬ, ГОР. СЛУЖБЫ
   - ОБЩЕСТВЕННЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ, СМИ
 
ПОИСК ПО СПРАВОЧНИКУ
Все о кошках
РЕКЛАМА
На главную > проза

2010-04-26

Соцсеть: Вступайте в нашу группу Вконтакте

Эдуард Абдуллаев. Семь снов в бочке Диогена. Повесть

Судьба со мною сыграла злую шутку. И вот я, в свои тридцать пять, тоскую по прошлому, своей жене. Сегодня бы ей исполнилось тридцать.
Уставившись отрешенным взглядом в гранитную плиту, я рассуждал:
«Как все же глупо устроен этот мир. Почему-то такой человек, как моя Кристина, в достаточной степени наделенная разумом, прекрасной оболочкой, рождена только для того, чтобы несвоевременно уйти в мир иной, оставляя после себя в душах близких ей людей горечь утраты и незавершенности. Какая-то нелепость.
Проклятая Пандора.… Хотя и это просто миф. Ее нет, и никогда не было. Ясно одно, мир далек от совершенства. Если в природе все циклично, то циклична должна быть и природа самого человека, вернее его временное существование. В таком случае, пусть смерть наступает именно тогда, когда закончен жизненный цикл. Цикличность, я так понимаю, - это завершенность.
Мир иной! Как пошатнулась вера в тебя. Лично мне непонятно невмешательство духовного в материальное, особенно, когда само материальное никак не противостоит самой природе сего мира…».
Рассуждения были прерваны прикосновением чьей-то руки к моему плечу. Обернулся, пожал протянутую мне руку Андрея, - брата Кристины. Он положил цветы на гранитную плиту и присел рядом. Некоторое время молчали. Потом Андрей спросил:
- Ты еще долго?
- Не знаю.
- Мне бы с тобой поговорить надо, кое-что обсудить. Ты как, сейчас на это способен?
- Возможно..., да…, наверное…, - сбивчиво ответил я.
- Поехали со мной, - предложил он.
На тот момент мне было безразлично мое местонахождение, поэтому я даже не поинтересовался: «А куда?».
Дорога вывела нас куда-то за город, в какой то пролесок.
- Сверни в эту березовую рощу, а сам погуляй. Когда надо будет, позову - обратился Андрей к водителю.
Немного опять помолчали. Наверное, прошло достаточно времени, не помню. Концентрация внимания вернулось тогда, когда увидел протянутую мне рюмку с коньяком. Выпили, помолчали. И опять выпили. Закурили. Андрей первым нарушил тишину:
- С тебя сейчас можно рисовать портрет, а внизу поставить надпись - «Безразличие». Нет, я, конечно, все понимаю, и благодарности моей нет предела. Ты очень скрасил жизнь моей сестренки, даже ее последние минуты. Был настоящим мужиком, - не отвернулся, не испугался. Спасибо тебе за все…
- Андрей, давай не будем,- прервал я его,- говори, зачем и для чего мы тут.
- Это не дифирамбы. Мною сказано именно то, что хотелось сказать. Ну а поговорить, конечно, есть о чем. Только не знаю, даже с чего начать. Ладно, ты меня знаешь, притворяться не умею. Поэтому слушай.
После смерти Кристины прошло уже полгода. Ничего не поделаешь. Смириться с этим горем очень трудно, но необходимо. Ведь жизнь то продолжается. И обязанностей перед нею с нас никто не снимал. Я все это говорю к тому, что ты совсем забыл о нашем проекте. Надо бы как-то найти в себе силы, встрепенуться и вперед. Тем более, к этому делу подключены не только мы с тобой. Время подходит к началу съемок фильма, а сценарий, наверное, еще далек до завершения.
- Андрей, понимаешь, я сейчас не живу, а просто имитирую жизнь. Сколько это продлится, неизвестно. Пока советую всем забыть про меня. Ну и что я сейчас смогу написать? На душе так тошно, что я способен только на одно, всех в этом сценарии похоронить. Поэтому найди кого-нибудь другого. Что, сценаристов мало? Игоря попроси, он тоже хорошо пишет.
- Я не думаю, что у него или кого-то еще, получиться так, как у тебя. Нет, Игорь не подходит. Да он и запить может. И вообще, это была твоя идея, снять фильм о Диогене и ты меня ею вдохновил. Поэтому, я предлагаю сделать так. Помнишь ту маленькую комнатку округлой формы у меня на даче? Ты еще раньше шутил, называя ее бочкой того чудака. Поживи недельку там. А я тебе литературу о нем пришлю, да и сам в Интернете что-нибудь, да найдешь. Там, глядишь, и мысли свежие навеются. И тогда, возможно, что-нибудь и стронется с мертвой точки.
- А если нет?
- А на «нет» и суда нет. В худшем случае мне придется решать эту проблему самому, но все же, самый идеальный вариант, это твое непосредственное участие. Поэтому пробуй. Это моя личная просьба.
- Ладно, поехали ко мне домой, ноутбук заберем и к тебе на дачу, вернее, в так называемую «бочку Диогена». Но учти, за качество сценария я не ручаюсь.
- Вот это совсем другой разговор,- обрадовано отозвался Андрей.
Заехали ко мне домой. Я взял с собой ноутбук и все, что считал необходимым на первое время. Выходя из квартиры, бросил беглый взгляд на настенные часы. Стрелка электронных часов подергивалась, но не двигалась вперед. Очевидно села батарейка. «Да, и часы навевают грусть, остановив время» - подумал я.
Домчались быстро, по пути заехав в магазин, для закупки продуктов. Перед дачей я обратил внимание на красивую березовую рощу и попросил остановить машину.
- Дальше сам доберусь. Отвезите только мои вещи. Хочу в березы немного прогуляться, - высказался я.
- Ладно, сделаем. А ты не пропадай, звони. Мне необходимо быть в курсе всего. Надеюсь на твою плодотворность.
Нагулявшись в березовой роще, я оказался на даче.
И так, на непродолжительное время я изолировал себя от всех, вернее меня изолировали. Предстояла работа. Почему-то, или для чего-то.
Подключил компьютер и влез в Интернет. Необходимо было освежить в памяти все то, что я знал о Диогене, а может быть и что-нибудь новенькое почерпнуть.
«Странно, - подумал я, - почему раньше не замечал этих противоречий? Как можно борясь с пороками быть настолько невоспитанным, неуважительным к людям, что прилюдно, испражняться или мастурбировать? В то же время говорить людям про то, что именно воспитание сдерживает юношей, утешает стариков, бедных обогащает, богатых украшает. Богатых украшает, опять же противоречие с самим собой. Со свойственной ему ненавистью к богатству, он более соответствовал бы своему образу, если бы сказал, что воспитание богатых укрощает. Если ты людей считаешь за «дерьмо», то для чего ты выступаешь перед ними? Выступай перед испражнением, ведь милостыню у статуи ты просил, приучая себя к отказам».
И тут я осекся. «Кто я такой, чтобы так думать о Диогене? Может мне просто необходимо бороться со своей примитивностью. А, скорее всего, я просто зол и обижен на все, поэтому излишне придирчив. Поэтому надо просто ложиться спать. Наверное, это лучшее, на что я сегодня способен. Все равно ни строчки не напишу. Буду ждать утра».
Со сном я не дружил уже давно. Но все имеет свой предел. Сегодня меня очень тянуло в кровать. Я лег и вскоре уснул. И именно сон положил начало моему новому творческому процессу.
Об этих снах я могу сказать только одно: подсказали, изменили, сокрушили, обновили. И все это касается моего мировоззрения, благодаря Диогену. И так, на встречу с ним.


Сон первый


Я неожиданно оказываюсь в окружении незнакомых мне людей, одетых в древнегреческие одеяния, которые суетно и праздно двигаются в одно направление.
- Куда это вы все направляетесь? – обращаюсь к одному из толпы.
- Ты что, с луны свалился? Сегодня же состоятся состязания на площади Агоры. Победителей выявлять будем. Лавровые венки вешать.
Я понял – это Афины. Двигаюсь в толпе, вернее толпа завладела мною. И тут.… В стороне, на неприметном месте, где наименее суетно, вижу старую глиняную бочку, возле которой, присев на камень, сидит старик и из-под лобья смотрит на движущийся поток людей. Потом, поднявшись, он очень громко крикнул: «Людей бы столько, сколько народа вижу»!
Кто-то из толпы выкрикнул:
- Когда же ты уймешься, собака!
И толпа мирно двигалась далее, по направлению предстоящего увеселения.
Неожиданно поднялась суета. Воины начали суетно расчищать путь для передвижения свиты. Оттолкнули и меня. Опять старик громко крикнул, крайне удивив меня:
- Осторожнее со сценаристом, он не из нашего времени!
Когда свита поравнялась со стариком, важный вельможа обратился к старику:
- А ты Диоген, почему так безучастлив?
- Я дух физического соперничества не признаю. Человек с момента своего рождения в разной степени наделен своими физическими возможностями. Одни слабые, другие сильные. А существуют еще и инвалиды. Так о каком соперничестве может быть речь? И вообще отойди, не загораживай мне солнца!
- А ты не боишься со мною так дерзко разговаривать?
- А ты добро или зло?
- Конечно добро.
- Так чего добра бояться!
- Если бы я не был правителем, я хотел бы быть тобой – Диоген. Иногда тоже, так расслабиться хочется.
- Тебе в этом никто не мешает. Ведь расслабление – оно сейчас или никогда.
Свита продолжила свое движение, а Диоген, не обращая внимания на уже доступные лучи солнца, издалека поманил меня пальцем. Хотя этого мог и не делать. Я сам, пытался выбраться из толпы, чтобы приблизиться к нему.
- Ну что, пообщаемся, пришелец из будущего? – обратился он ко мне, когда я подошел к нему.
- Конечно. Я в предвкушении интересной беседы. Вот только с чего начнем?
- Сначала надо найти место для беседы. Я предлагаю свой пифос. – И он кивком головы указал на свою бочку.
- Я думаю, что там будет очень тесно.
- Там места ровно столько, сколько нам потребно. Лезь за мной.
Я был очень удивлен раздвинутому пространству, когда оказался внутри бочки.
- Вот видишь, места хватает. Усаживайся удобнее.
- С чего начнем беседу, Диоген? – повторно спросил я его.
- А ты никогда не думай, с чего начинать беседу. Дух искренности может пропасть, а это не желательно. Со мною будь самим собой, если хочешь мне показаться интересным. А ложь я почувствую и все, на этом мы расстанемся. Для начала, давай договоримся, я тебя буду называть просто - Сценаристом. Так ты решил мою жизнь отобразить?
- Была такая задумка. Сейчас от меня требуют ее продолжения, вернее ее воплощения, но на данный момент очень сложно все это реализовать. Сложившие обстоятельства выбили из колеи. С лирой не в ладах.
- Я все знаю. Всегда говорил, что все влюбленные мыкают горе себе на радость. Правда, в твоем случае вышло по-другому. Ты мыкал себе радость на горе. Но ладно, что случилось, то случилось. Время необратимо.
- Откуда ты все знаешь?
- Об этом чуть позже. Давай сначала определимся со сценарием. Поверь, мне не безразлично, что обо мне будут думать потомки.
- А я думал наоборот. Ты в своей жизни до того презрительно относился к людям, что мне казалось – они для тебя никакой ценности не представляют.
- Тогда для чего я выступал перед ними? Нет, Сценарист, меня просто очень раздражало их поведение в земном существовании. Я всегда учил одному: «Чем меньше тебе нужно от мира, тем ты свободнее и счастливее». То есть благу довольствоваться малым. Они это зачастую и понимали, но делали все по-своему. Не могли отказаться от жажды накопления и глупого понятия – престиж. А надо было быть выше этого. Стремиться надо к уразумению жизни, самой сути. Она в другом.
- Подожди, ты сейчас что-то сказал о земном существовании. Но ведь ты, насколько я помню, проповедовал атеизм.
- Я и сейчас не отказываюсь от своих слов, что процветание и благополучие негодяев свидетельствует против всякой силы и могущества Богов. Заметь Богов, а не Бога.
- Но негодяи процветают и сейчас. Что изменилось?
- Пусть процветают. Так их фильтровать от нормальных людей удобнее. Одних туда, где мрачно, других сюда, где светло. Вообще я сейчас живу не здесь, где мы встретились. Это сделано для того, чтобы ты прочувствовал дух моего времени, смог более ярко в своем сценарии отобразить реальную картину того времени. А встречаться мы с тобой будем в разных местах, возможно даже в березках твоей страны. Так будет интереснее, разнообразнее.
Потом Диоген долго молчал, уставившись в одну точку. Мы сидели напротив друг друга в бочке, прижавшись спинами к вогнутым стенкам бочки, и долго молчали. И вдруг Диоген заговорил:
- Земля - идеальное пространство для существования, но вот беда, негодяи мешают.
- Неужели их так много? Ведь есть и хорошие люди, – противоречил я.
- Да, ты уже где-то писал, что все люди хорошие, просто они об этом не знают. Я с тобой не согласен. Конечно, есть и хорошие люди, но беды землян от них, от негодяев. Я их поделил на три категории. Первые, наименее опасные, это те, кто в силу сложившихся обстоятельств, ими стали. Но они не потеряны для общества. Всегда существует шанс на их исправление. Вторые, более опасные негодяи, берут свои истоки из тупости и свойственного им инстинкта. Они трудно исправимы. Единственный выход,- это ввести их в фанатизм какого-нибудь культа, который в меньшей степени противоречил бы нормальным природным условиям. Третья, самая опасная, состоит из умных, но эгоистичных и непримиримых людей, а иногда и «нелюдей». Они могут завладеть и первыми и вторыми. Ими свершаются войны, завоевываются природные богатства и многое прочее, что так противоестественно человеческому сосуществованию. От них все крупные беды общества. Знаешь, ты как раз живешь в стране, где их тьма.
В это время в пифос запрыгнул черный кот.
- А вот и совершенство природное нас навестило. Подожди, сейчас чем-нибудь накормлю, - обратился Диоген к коту.
Меня шокировало, когда кот ответил человеческим языком:
- Не забудь при этом еще и погладить. А то ты меня вообще, к людям приравнял. Сюда я шел не есть. Хотя и это лишним не будет.
Диоген лишь улыбнулся и полез в котомку, выискивая, что-нибудь, чем можно было бы насытить кота. Затем обратился ко мне:
- Кот, как любое животное, представитель природы. А я всегда восхваляю природу по той причине, что она завершено совершена. А мы, люди, созданы ей в противовес.
- И о собаках ты так скажешь? – злобно прошипел кот.
- Ты же мудр, зачем тебе конфликт? - обратился Диоген к коту.
- Природа этому не противоречит, - горделиво отозвался кот.
- Это там, где тебя давно нет, - ответил Диоген коту. - Здесь жизнь построена не на противоречиях. Тебя же я учил, что главный закон - закон мирного сосуществования, то есть примиримость и стремление к пониманию друг друга. Ты же не так глуп, как земляне.
Кот насытился, успокоился и начал мурлыкать, прижавшись к Диогену, который непроизвольно начал гладить его.
После непродолжительного молчания, Диоген произнес:
- Знаешь, откуда скорбь на земле? Каждая особь материального существования, к великому сожалению, стремиться только к одному, - к материальному благу или приятному воздействию на личное «эго». Как этот кот, яркий представитель взаимоотношений на земле. Лежит и блаженствует. Воспринимает приятное внешнее воздействие через рецепторы нервов.
- У, собака! - отскочил от него кот, - даже погладить, не осквернив блаженство, не можешь!
- Милый котик, никто ничего не сквернит. Мне твоя шерстка, как и тебе, моя рука, очень приятна. Ты инстинктивно выводы сделал, а меня до конца не дослушал.
- Тебя слушать, собратьев не уважать. Уйду я из твоего пифоса. Лучше мышей и крыс давить, чем тебя слушать, - прошипел кот и с обидой поплелся к выходу. Но у выхода развалился и промурлыкал: «Пожалуй прощу тебя, а ты подумай своими собачьими мозгами».
Тут мое терпение закончилось. Я со злостью произнес:
- Да выкини ты этого ублюдка из пифоса! Чушь несет, беседе мешает, насытившееся хамло.
- Ты лучше вспомни свою выходку с Багиром, а потом делай выводы о ублюдничестве.
Багиром звали моего кота, с которым я безжалостно распрощался методом «выкидывания». Меня и без напоминания Диогена часто мучила совесть.
- Слушай, а может я пойду? Грубить начинаешь, а мне это выслушивать не очень хотелось бы, – обратился я к Диогену.
- Каждый волен поступать так, как ему угодно. Ты когда-нибудь замечал, что все черные коты похожи друг на друга? Так вот, это и есть твой Багир, просто ты его не узнал. А собак он не любит только по той причине, что они его на земле в клочья разорвали, после твоего безжалостного избавления от него. А ты его еще раз и здесь выкинуть собрался. А он, заметь, тебе глаза не выцарапал. Потом, я не знаю, простишь ли себе то, что недослушал меня – «Великого». Не я сам дал себе этот титул. Это сделали вы.
Я конечно остался. И нарождающаяся непримиримость прошла. Я с грустью посмотрел на Багира. Он поднялся и медленно поплелся из бочки, бросив на меня обиженный взгляд. Почему-то я его не остановил, не стал искать пути примирения. А вот сердце защемило.
- Кот обозвал тебя собакой, да и на площади тебя так же обругали. Не обидно?
- Как всему на свете, и этому есть объяснение. На Земле я был последователем кинизма, учения, созданного Антисфеном. Кинизм, название связанное с наименованием нашей гимназии «Киносарг», что в переводе на ваш язык означает «Белая собака».
После непродолжительного молчания, Диоген сказал:
- Вам непростительно то, как вы сейчас ведете себя на земле.
Опять наступила пауза. Диоген, уставившись в одну точку, со скорбью в лице о чем-то думал. Первым заговорил я:
- Не думаю, что вы вели себя в свое время более достойно. Что изменилось? Воровали, грабили и убивали всегда.
- Согласен. Только у вас учителя жизненные были более правильные, чем у нас.
- Каких учителей ты имеешь в виду? – спросил я.
- Да сына Божьего и его приемников! – воодушевленно громко воскликнул Диоген. - Мои современники поклонялись солнцу, как первоисточнику добра и тепла. А его, оказывается, для всех зажег Он. Ты еще не знаешь того, что до пришествия Его сына, я триста лет просидел в закупоренной бочке. Так что акт возмездия свершен. Я получил сполна. А поэтому меня уже не надо выставлять на посмешище. Так что, давай, поговорим о твоем сценарии, попытаемся найти компромисс.
Я еще раз повторю, что мне не безразлично, что обо мне будут думать люди в измерении пространства и времени, то есть у вас, на земле. Поэтому у меня к тебе просьба, не пиши в своем сценарии о моих выходках, а пиши о моих поступках. Я думаю, что разницу между такими понятиями, как «выходка» и «поступок» ты понимаешь. Идеализируй немного меня, создай образ более мудрого философа. От этого никто не пострадает.
- Пострадает твой художественный образ, а значит истина.
- Истина - это правда. А с правдой надо жить как при огне: не сильно приближаться, чтобы не обжег, ни далеко отходить, чтобы холодно не было. Подумай над этим сегодня. И вообще, тебе пора просыпаться, а значит нам прощаться. Так что до встречи.


***

Когда в душе не угасла боль, или хотя бы не притупилась, момент пробуждения ужасен. Будоражит осознание произошедшего. И горе затмевает все, предавая тебя аморфному состоянию.
Протянул руку к пульту и включил телевизор. Там что-то жило, улыбалось и веселилось. Не для меня. Выключил. Еще немного повалялся на тахте. Осмотрел округлую комнату. На полке увидел статуэтку Диогена с бочкой, на которой была надпись – «Довольствуйся малым». В памяти начал восстанавливаться сон.
Чего только не приснится, - подумал я. Ерунда какая-то. Но о правде он высказался, конечно, здорово. Хотя и это я у него уже читал. Надо же, прочитал, и приснилось.
Еще один день предстоит прожить. Вернее пережить. С чего его начать? Конечно с действий. Так, писать сейчас не смогу – отложим. Начнем с прогулки. Лучшее что у меня сегодня может получиться, то это общение с Природой. Слава Богу, ее здесь предостаточно.
Зазвонил мой мобильник.
- Ну привет, – раздался в трубке голос Андрея. - Как тебе спалось в моей бочке?
- Привет. Впервые за ночь ни разу не проснулся. На удивление хорошо выспался. Даже, не поверишь, Диоген приснился.
- Ну вот, уже наблюдаются положительные сдвиги. Я рад за тебя. На пруд сходи, посозерцай зеркальную гладь воды и попытайся рыбку поймать. Удочки находятся в подвале, а ключи от подвала на полке над дверью в прихожей. Сейчас карась еще браться должен. И думай, думай, думай. Потом, если получится - воплощай. Приводи себя в чувство.
Пошел на пруд, но удочку с собой брать не стал, поленился. Да и рыбу куда девать, если бы поймал.
Раньше этот пруд был облюбован нами для приятного времяпровождения, то есть для пикников и рыбалки. В основном здесь мы отдыхали семьями. Традиционно ловили рыбу на уху, жарили шашлык и купались, если позволяла погода. Хорошие были времена. И совсем недавно. А сейчас…
Сейчас я просто созерцал былое, оживляя все воспоминаниями.
Какое красивое время года безвозвратно тает без нее! Мы с Кристиной всегда мечтали зимой о лете и никогда летом о зиме. А сейчас бы я согласился жить на самой крайней точке Севера, на плоскости изо льда и снега, лишь бы она была рядом.
Вот на этом месте я однажды выловил огромного карася. До того я и не знал, что они вырастают до таких размеров. Помню дикий восторг. Кристина тогда сказала всем:
- Этого акулистого карася поймал мой муж. Значит, он полностью принадлежит мне. Поэтому, - она умела говорить как-то смешно, с иронией, - инициативу по его приготовлению беру полностью в свои руки. В уху такого красавца не отдам, сама лично запеку его в углях.
Все весело согласились. Помню, было очень вкусно, всем понравилось. Она изумительно умела готовить… и любить.
А вот в ту чащу однажды Кристина пригласила меня собирать ягоду, как она тогда выразилась, «ползуниху».
- А это что за ягода? Никогда о такой не слышал, - с недоумением тогда спросил я.
- Пойдем, на месте покажу.
После сладострастных утех я ей признался:
- Нет на свете ягоды слаще, чем ягода «ползуниха».
- То-то, - и она задорно рассмеялась.
А на этом месте мы всегда разжигали кострище для шашлыка. Подошел ближе. И вдруг увиденное, прогнало озноб по спине.
Кострище жило! Жило своими угасшими головешками, своими ожиданиями, что его опять, придут люди и разожгут и оно сделает свое теплое дело. А Кристина не живет. Ее больше нет. Только где-то в глубине земли осталась исковерканная временем ее оболочка. Как могло такое случиться?
Прошелся к тому месту, где обычно любила сидеть Кристина, и… нашел ее заколку. В памяти всплыло, как она тогда сказала:
- Всем хороший пикник получился, вот только одного жаль, свою любимую заколку потеряла.
Непроизвольно покатились слезы. И я опять ушел в березы. Второй раз за полтора дня. Зачастил!
Насытившись сентиментальной грустью, всепонимающих своим молчанием берез, вернулся к пруду. Закатал штанины, присел на мосток, предназначенный для ловли рыбы и опустив ноги в пруд. Устремил свой взгляд на поверхность воды.
Диоген советовал мне подумать о правде. Конечно, он прав. Наверное, нет на свете людей, которые бы не врали друг другу хотя бы по мелочам. Если мы начнем излагать прямо всем то, что чувствуем, осязаем или видим, что из этого хорошее получится? Между очень многими людьми закончится мирное сосуществование. И последствия всего этого будут крайне негативны. Да, к правде близко подходить нельзя, можно как об огонь обжечься. И далеко отходить, в льстеца или подлеца превратишься и замерзнешь, от неискренности.
Неподалеку гладь воды начал бороздить уж. Конечно, в том опасности нет, но у меня всегда неприятные чувства вызывали рептилии, и я вытащил ноги из воды. Да и вообще пора собираться. Решил прогуляться в сторону шоссе. Там можно будет и в шашлычную зайти, пообедать. Ел я в то время только по одной причине, для физиологического поддержания организма. Хотя, и в этом не видел смысла.
Заказал себе шашлык, салат из помидор и бутылку пива.
В шашлычной обедали два водителя, дальнобойщика. Как-то устало, мирно, сосредоточено, в раздумье предстоящего пути. И тут…
Спокойствие было нарушено остановившимся, вернее, нагло, с заносом, притормозившем джипом, из которого повыскакивали какие-то индивиды, уверенные и самодовольные. Дальнобойщики внутренне напряглись и ускорили процесс поедания пищи. Наверное, жизнь научила.
Итак, завалилась «господа» из джипа. Им тоже был необходим процесс насыщения. А тут дальнобойщики, добыча. И живое воплощение «насыщения желудочно-ублюдочного тракта» сделало свое негативное дело.
- А, пацаны! - воскликнуло что-то наглое, бритоголовое, биологическое,- ну мы, в натуре, встретились удачно. Сейчас с вами мирно расходиться будем. Для этого многого не надо. Вы отслюнявили, мы приняли. Пропуск выпишем наш – авторитетный, и счастливого пути, хоть, до Канадской границы. Но по нашим дорогам…
- Ментам плати, вам плати. Так скоро выгодней будет дома на печи сидеть, - ответил водитель, который был значительно старше своего напарника.
- Ты че мужик, не понял? Ментам ты платишь за то, что они для твоей тупой башки правила придумали, как тебе по нашим дорогам подобает ездить. А нам плати за дорогу и не создавай себе проблем. Земля с тобой еще расставаться не хочет. Знаешь, иногда как бывает? Непонятливый народ с болотом знакомиться, а это навсегда.
- Да ладно. С кем рассчитаться?
- Вот и молодец, все быстро и уразумел! Эх, люблю понятливых!
Водители откупились от «счастливых обладателей дорог», и даже не закончив трапезу, тронулись в путь. Им скорее захотелось покинуть рисковое для них пространство.
- Обедайте спокойно, что спешите? Ведь мы с вами нормально разошлись, проблем не будет, - обратился к водителям бандюг, который был постарше остальных.
- Спасибо, аппетит пропал, - угрюмо отозвался пожилой водитель.
- Ахмед, давай быстрей накрывай поляну, жрать охота, - обратился к владельцу шашлычной один из них.
- Сейчас будет все готово, подождите немного, - с кавказским акцентом покорно ответил шашлычник и принялся быстро суетиться.
Я сделал вывод, что, возможно, Ахмед и был наводчиком. Система очень проста. Как только появляются клиенты, которых можно грабить, сразу передается сигнал по мобильнику и все. Дальше дело бандюков.
Я отрешенно от всех этих событий неспешно доедал пищу и допивал пиво. И вдруг услышал обращение одного из отморозков к шашлычнику:
- А это что за «перец»?
- Не знаю, наверное, дачник, - ответил тот.
- Мужик, а ты кто? – нагло обратился он уже ко мне, облокотившись о стойку бара.
- Это настолько абстрактный вопрос, что на него очень долго можно отвечать. Поэтому буду краток. Однозначно - не ваш клиент, - отозвался я.
- Это нам решать, кто наш клиент, а кто нет.
При всей этой низменности, пошлости, гадости, мне вспомнилась Кристина. Я живо представил, как эти отморозки могли бы пристать ко мне и при Кристине, встревожить ее, если бы она была жива. И я потерял чувство страха.
- Слушай, одноклеточное, а не пошло бы ты по назначению? Кто ты есть, что бы портить мне настроение?
Бугай решительно ринулся в мою сторону, но ему дорогу преградил другой, наверное, более авторитетный, потому что быстро смог его утихомирить.
- Сел и успокоился! - А потом, обратившись ко мне, добавил, - мужик не обращай внимания, отдыхай.
Мне слышно было, как все тот же авторитет отчитывал своего сомразника:
- Наезжать надо там, где бублом пахнет. А это, сразу видно, не наш клиент. А если на геройство пробивает, то иди к дворовым мальчишкам. Там и пошалишь. А здесь организация, со своими понятиями и интересами. Понял?
Покинув шашлычную, я почему-то обернулся и увидел следующую картину.
Шашлычная с вывеской. Джип. Поваленное дерево и, в метрах тридцати, перевернутый на крышу полусгнивший кузов запорожца. И я в душе воскликнул: «Эх, Россия»!
Остаток дня провалялся возле телевизора и заснул.


Сон второй

Я нахожусь у себя в квартире. Пытаюсь что-то набрать на компьютере, но, напечатав всего несколько предложений, удаляю их. Не идет, не получается.
- Мучаешься? – раздался знакомый голос за спиной.
- Проходи мой гость из древности. Я очень удивлен тем, как ты смог меня найти. Присаживайся.
- Для нас, живущих в небесах, это не проблема.
- Тогда почему вы, живущие в небесах, не навещаете родных и близких?
- Нельзя. Разрешается только в крайних случаях. Фильтрация может нарушиться. Уверуют все, даже кому это вовсе не надобно. И притворятся. А потом и на небесах бардак разведут.
- Это верно. Основная масса людей в Бога верует по двум причинам: это когда им выгодно, или когда им деваться некуда. А так просто, беспричинно, о Нем редко у нас на Земле вспоминают. И действия свои вершат, не задумываясь о том - а не противоречат ли они Его Канонам?
- Я знаю. И это очень плохо. Ведь его потом не проведешь, - ответил Диоген.
- А у меня беда, Мельпомена покинула меня. Ну ни как не идешь ты у меня.
- Отложи.
- А сроки? Дело то в любом случае до конца доводить надо, ведь людям обещал.
- Грош цена той работе, которая сделана через силу. Истинное искусство воплощается в реаль только по вдохновению, а не по заказу.
- А кушать хочется всегда.
- Истинный писатель не тот, кто стремится только к материальному благу. Он больше всего боится остаться не услышанным, ему страшно кануть в небытие, забвение. А, если хочется поесть, сходи на водоем, рыбы налови, - наивно и простодушно ответил Диоген, что вызвало улыбку на моем лице. - А жилье у тебя отменное, наверное, и зимой теплое.
- А у нас иначе нельзя, зимы холодные.
- Да, конечно. Я бы, если бы жил на вашей территории, тоже пифос утеплил.
Я опять улыбнулся и произнес:
- Если бы ты жил в нашей стране, то, возможно, не только свою бочку утеплил, а думал о том, где раздобыть денег для того, чтобы стать обладателем хотя бы примитивного жилья - с крышей и печкой.
- Не все обладатели материальных ценностей счастливы. Я бы что-нибудь, да придумал, приспособился, - ответил Диоген
- Это ты говоришь так, потому что не жил в наше время.
- А с момента основания Мира по большому счету ничего и не изменилось. Человечество не совершенствовалось. Слушай, а может, и правда пойдем, порыбачим? Пообщаться везде можно, - неожиданно предложил мне Диоген.
Я согласился.
Моя квартира располагалась на окраине города, где неподалеку протекала река. Через полчаса мы уже с Диогеном были на месте. Он с удивлением рассматривал телескопическое удилище.
- Здорово придумано. Мало места занимает, а главное, не надо каждый раз лозу губить, - отозвался он об удилище.
Я не стал объяснять Диогену, что заводы, изготавливающие такие вот удилища, травят целые леса. Что там лоза.
Клев был слабый, но Диоген быстро приспособился и начал одну за другой вылавливать из реки мелкую рыбешку – уклейку.
- И что с этой мелочью делать? – спросил я его.
- Какая разница, мелкая она или крупная. Отварим, и будет чудесное средство для насыщения.
Я переналадил свое удилище и тоже начал ловить уклейку.
- Достаточно, - через некоторое время сказал Диоген. - Пошли готовить варево.
Пока на кухне варилась уклейка, я достал из холодильника бекон и красную икру.
- А это что такое? - спросил Диоген, ворочая в руке банку с икрой.
Я объяснил. Он переменился в лице, поставил обратно на стол банку и произнес:
- Это есть нельзя. Это чрезмерное, массовое уничтожение живого.
Я не стал противоречить, так как осознавал то, что он прав.
Обедали. Диоген не обращая внимания на бекон, с удовольствием уплетал уклейку. На вопрос мой, почему он не ест бекон, он ответил:
- Пища должна быть свежей. Знаешь, отчего я умер? Отравился несвежим осьминогом.
Насытившись, он скатертью вытер губы и руки и произнес:
- Да, слишком много ты места в пространстве занимаешь. Тебе для полного счастья вполне хватило бы и этой комнаты, (он имел в виду кухню), отхожего места и купальни. И то, я делаю снисхождение на ваши времена, твое социальное положение и прочее. Скромнее надо быть в быту и умереннее в пище. Все вы чрезмерные потребители.
- Расскажи мне о своей жизни, - обратился я к Диогену. – Мне легче будет сценарий написать.
- Не стану. Сам придумаешь. Ты обо мне и так достаточно знаешь.
Потом он подошел к полке, где у меня стояли произведения Набокова, Булгакова и Довлатова. Полистав страницы, произнес:
- Я их знаю. Они сейчас далеко от земли живут. Как и я, на шестом небе.
- Кто же тогда на седьмом?
- Апостолы, святые, нерожденные и грудные дети. Чем дальше от вашей грешной земли, тем благодатней небеса. Но больше всего заселено первое небо. Там живут прощенные. Но и там хорошо, гораздо лучше, чем в самых красивых уголках вашей Земли. А знаешь, Сценарист, ты мне нравишься. Ты, как и эти, - Диоген мотнул головой в сторону полки, - сквозь слезы смеяться умеешь и плакать, когда всем смешно. Сказать по правде, мне тебя жалко. Скорее бы и ты своего осьминога съел, - и Диоген рассмеялся. - Ладно, шучу. У тебя на земле дел много. Пойду я, вот только у меня к тебе просьба, подари мне удилище. Для чего, потом узнаешь. Рыбное варево тоже заберу, все равно у тебя пропадет.
Уже на пороге он чисто и открыто улыбнулся мне, так, как могут улыбаться только дети, и простодушно, но горделиво произнес:
- А знаешь, меня часто в гости на седьмое небо приглашают.
Распрощавшись с Диогеном, я задумался о небесах. Вспомнился фильм Ильдара Рязанова «Небеса обетованные». За размышлениями пролетел час. Я вышел на балкон покурить. Глянул вниз и увидел Диогена, разговаривающего с бомжем. Мне стало страшно за неприспособленного к нашему времени старика, и я быстро по лестнице спустился вниз. Диоген к тому времени уже отдавал свое рыбное варево бомжу и пару рыбок бросил бездомному коту. Увидев меня, он произнес:
- Сценарист, а я уже успел у вас жилищный вопрос решить. Здесь, оказывается, под домами есть пригодные для жилья помещения, подвалами называются. И нищие у вас хорошо живут. Я видел одного, как он на каком-то незнакомом мне инструменте играл и пел очень умную песню. Мне даже запомнились некоторые слова:

«Не стоит прогибаться под изменчивый мир,
Пусть лучше он прогнется под нас».

- Вот чертяга, как мудро спел. Одно плохо, все время на меня злобно посматривал. А когда я ему за песню хотел отдать варево, то он мне еще и нахамил. Как так можно, петь такие умные песни, а на самом деле быть таким злословцем! Тут еще какой-то пестрый с черной дубинкой меня погнал, даже разок по спине перетянул. Наверное, из свиты важного вельможи.
- Ты вот что Диоген, у нас тут долго не загуливайся. Делать тебе здесь нечего. Поэтому давай к себе, на шестое небо.
- Да, конечно. Что на сегодня было запланировано, уже сделано. Беседу с тобой провел, удочку забрал. Вроде все. Не грусти, Сценарист, лучше кострище оживи. Какое, сам знаешь. До встречи.
На тот момент мне было совсем не понятно, для чего ему так понадобилось мое удилище. Но расспрашивать не стал. Ведь он уже сказал, что об этом я узнаю позже.
Я посмотрел вслед уходящему Диогену. Мне стало жаль старика.
Он побывал здесь совсем недолго, а его уже обидеть успели. А что он плохого кому сделал? Поделился пищей с бомжем, покормил животное, пытался отблагодарить подворотного барда, а в результате, познал оскорбление и дубинку. Да, я представляю, какое бы место занял он в нашем обществе. Кто бы дал ему возможность высказаться, не говоря уже о том, кто бы его услышал. А может и в наше время хватает Диогенов? Их не заметили, вот они и растворились в толпе.

***

Проснулся очень рано. Пытался еще продлить свой сон, но через полчаса понял – бесполезно. Чем можно заняться в такую рань? - подумал я, - и вопрос решился сам собой. Сон вспомнился, рыбалка с Диогеном, и его совет оживить кострище.
Конечно рыбалка и уха на костре! – мысленно воскликнул. Быстро накапал червей, прихватил с собой все необходимое и отправился к пруду.
На пруду увидел старика, который в одиночестве ловил рыбу. Странно, - подумал я, - ведь он всегда ловил рыбу со своею старухою. Они были завсегдатаями этого пруда. Я с ними раньше часто встречался на пруду, даже здороваться начали. Подошел к нему.
- Здравствуйте, - обратился я к нему. Как клев?
- А, здравствуй, здравствуй, - узнал меня старик. – Что-то давно тебя в наших краях видно не было. А клев, как всегда - был вчера, будет завтра, а еще на том берегу.
- Ну, пойду и я пробовать. Как-то не привычно Вас видеть одного. Где ваша половина? – полюбопытствовал я.
- Да я и сам к этому еще не привык. Умерла моя Дарьюшка, умерла. Еще в начале зимы, - горестно, с вздохом ответил старик и угрюмо уставился на поплавок.
Я не ушел, я остался. Присел рядом со стариком и вместо извинения произнес:
- И у меня тоже жена умерла. Совсем недавно, полгода назад. Поэтому так долго здесь я и не появлялся.
- Ай-яй-яй! – воскликнул старик. Я же ее красавицу хорошо помню. Мы с Дарьюшкой всегда любовались вашей молодостью, задором. А тут такое. Что творится на белом свете! Такие молодые мрут. Помнится мне, однажды, когда вы все были увлечены своим разгульем, она нам пирог с чаем приносила. Видно хороший человек был, добрый.
Горе сближает людей, это старо как мир. Но, только прочувствовав это на себе, наиболее глубоко проникаешься этим. И вот что интересно. Не я один, наверное, и старик почувствовал временное облегчение. То есть срабатывает что-то негативное: «Не одному мне так плохо, тебе тоже». И дело тут не в пожелании друг другу чего-то плохого, тут просто успокаивающее сопереживание.
- Становись здесь рядом, в этом месте хорошо должна рыба клевать, - участливо обратился он ко мне.
Я остался. Через некоторое время действительно начала ловиться рыба. Наловив ее на уху, вспомнилось выражение Диогена об умеренности.
- Вы еще долго рыбачить будете? – обратился я к старику.
- Да мне торопиться вроде и некуда. Посижу еще.
- А у меня планы на сегодня костерок на прежнем месте разжечь, уху сварить. А пока схожу за водкой в сторону шоссе. Давайте посидим с Вами вместе, по русскому обычаю женушек наших помянем.
По кивку старика я понял, что он согласен.
Все в той же злополучной придорожной шашлычной, закупив бутылку водки и закуску, я отправился к месту предполагаемого пикника. И удивился. Старик к моему приходу успел уже насобирать хворост для костра и почистить рыбу.
- Да я бы все сам сделал, но все равно спасибо, - поблагодарил я старика.
- А мне делать было нечего. Беда у меня, удилище сломалось.
Я посмотрел на ветхое поломанное удилище. Мне стало жаль старика.
- Это не беда. Я вам свое подарю.
Сначала старик из стеснения сопротивлялся, но я его все же уговорил.
На месте старого нашего кострища разжег огонь. Он разгорелся с первой спички и треск его как бы кричал: «Наконец, дождался!». Получилось, оживил. И не было уже той боли, которую недавно я испытал от вида этого кострища. Наверное, все надо выстрадать.
Приготовили уху и расположились на том самом месте, где всегда устраивала пикники в недавнем прошлом наша компания.
- Ну, всех благ им на том свете, - с грустным спокойствием произнес старик. Не чокаясь, выпили.
- У меня дети хорошие. После смерти Дарьюшки все время меня навещают. Если бы не они, да внуки, было бы намного тяжелей, сиротливее.
Мне вдруг захотелось успокоить старика:
- Вот видите, не все еще так плохо. Есть ради кого жить.
Еще выпили. Закурили. Старик продолжил:
- Я все понимаю, рано или поздно, кто-то из нас должен был первым уйти из жизни. Это закон природы. Но дело не в этом, дело в другом. Я не могу в душе своей унять боль. Все совместно нажитое, постоянно напоминает прожитое. И от этого не уйти.
Молчаливо похлебали уху из котелка, еще несколько раз выпили и старик засобирался.
- Пойду я. Спасибо за хлеб, соль и удилище. А ты держись. Молод еще, вся жизнь впереди. Измени вокруг себя что-нибудь. Это помогает. Это нам старикам уже поздно.
Распрощавшись со стариком, я навел порядок на поляне, притушил костер и задумался:
Как много совпадений между сном и действительностью. Даже удилище и там и здесь подарить пришлось.
Мне не хотелось обратно в город. Почему? Потому что все былое напоминало то счастье, которого больше нет и не будет. Вспомнились часы с мерно подрагивающей стрелкой, остановившей время. И тут я понял. Земной старик был прав. Необходимы перемены. Если соединить в единое целое советы двух стариков, земного и мира иного, то ясно одно, необходимо менять место жительства и по другому обустраивать свой быт. Возможно, тогда былое легче отпустит меня. И я, не откладывая, позвонил на мобильник Андрея.
- Андрей, здравствуй. Это я.
Он поприветствовал меня в стихотворной форме:

- Рад слышать голос твой, художник,
Рад слышать громкий телефон,
Когда в нем слышится бравада,
Но, в прочем, дело не о том.
Скажи, зачем меня тревожишь?
Неужто, правда, все сбылось?
И Мельпомена, окрылившись,
Взлетела снова, не уймешь?

- Ого! А знаешь, у тебя получилось. Долго думал?
- Не важно, главное, мне кажется, тебя удивил.
- Признаться, да. Чувствуется, что дело имеешь с человеком творчества.
- Ладно, не издевайся над жалким подобием твоих творений.
- А мне почему-то басня Крылова вспомнилась: «Кукушка хвалит петуха, за то, что хвалит он кукушку».
- Да ладно, иногда и дифирамбы друг другу можно попеть. Это вдохновляет.
- Ладно, давай оставим остроты. Звоню тебе по делу. Чувствую, на подходе прилив творческих сил. Сценарий будет написан, однозначно. Но.… Для свершения чего-то разумного, необходимо душевное равновесие, то есть мне, в данный момент необходимо решить некоторые бытовые проблемы. Поэтому, выслушай меня. Я думаю, что ты все поймешь.
Я не могу и не хочу жить там один, где жили мы с Кристиной. Я даже не знаю, каким слоем пыли покрыт линолеум в нашей спальне. Я боюсь открыть эту комнату. И научился обходиться без нее. А это значит, она не востребована и больше мне не нужна. На сегодняшний день возникла необходимость в кардинальных переменах. В общем, я решил поменять свою квартиру на однокомнатную и, желательно, в другом районе города. Поэтому, к тебе просьба, не откладывая, займись решением этого вопроса, пока я здесь.
- Хорошо, постараюсь сделать, - кратко ответил Андрей. На этом мы и распрощались. Я знал, что постараюсь Андрея, означает - будет сделано.
Часы уже показывали полдень, и я направился в «пифос». Остаток дня прошел безынтересно. Бесцельные звонки знакомым, шатание по комнате, телевизор, раздумья. Вот и все, чем я убил день и лег спать.


Сон третий

Я прогуливаюсь в березовой роще. Неожиданно, рядом появляется он - Диоген.
- Я рад, что ты начинаешь переоценивать ценности. Это хорошо. Быстрее обретешь душевное равновесие. А это приведет тебя в состояние работоспособности. Значит, сделаешь доброе дело.
- Тебе легко рассуждать так. Ведь не ты создавал те материальные блага, которых я лишаю себя.
- Однажды, когда я был молод, один оракул посоветовал мне: «Сделай переоценку ценностей». И чем ты думаешь, я занялся? Начал перечеканивать монеты. Занятый этим неблаговидным делом, увидел пробегающую по полу мышь. Моментально осенила мысль: «Ведь это примитивное создание вовсе не заботится о том, что есть, что пить, во что одеваться». И тогда я понял смысл бытия. После этого я никогда не стремился разбогатеть, потому, что правильно переоценил ценности. Приобрел себе посох и суму и стал ходить по городам, указывая людям наипростейший путь жизни. А вообще, разбогатеть философу легко, но не интересно.
- По своим потребностям ты перевоплотился в серую мышку и считаешь, что сделал правильный выбор? Я часто тебя понимаю и не понимаю. Ведь, если следовать твоей морали, то можно уподобиться животному.
- Это не совсем так. Просто, для того чтобы людям наиболее ярко обрисовать картину их жизни, которую они видели в богатстве, славе, удовольствиях, мне пришлось гиперболизировать свою умеренность, которая была своего рода рекламой, направленной на развенчание этих иллюзий. Что ты думаешь, мне никогда не хотелось вкусно поесть и уютно поспать? Еще как хотелось.
- И в результате все прошло бесследно. Не обидно?
Тут я заметил маленький укор с обидой во взгляде Диогена.
- На земле бесследности не бывает, - ответил он мне. – Разве канонические законы не сыграли положительную роль на земле? Разве философия не благоразумила людей? Если бы не Он, - Диоген указал пальцем в небо, - да мы, то на земле давно царил бы хаос. Согласен, негативность всегда существовала и будет существовать. Но есть сдерживающий фактор – мораль. Она должна брать свои истоки из законов самой Природы.
- В самой природе очень многие особи живут парами. Тогда как понимать тебя, когда ты в свое время выступал за упразднение браков? Не противоречишь ли ты себе?
- Вот эту мою мысль отложи в сторону. Это не мысль, это выходка. Не пиши об этом в своем сценарии. Я же просил тебя уже однажды, идеализируй меня. Нет на земле более сложных отношений, как отношения между мужчиной и женщиной. Я на земле с этим толком разобраться не смог, хотя и на небесах еще не все понимаю. Но я знаю, кем придуманы браки, а Ему противоречить нельзя, так как Он мудрее всех нас. Браки на земле существуют для воспроизводства и выращивания здорового потомства. Ведь только тогда вырастает разумная поросль, когда видят отношения между мужчиной и женщиной. Безбрачие завело бы человечество в тупик.
- Все имеет свое начало, значит, неизбежен и конец. Человечество все равно зайдет в тупик. Пусть чуть позже, какая разница. Для чего это все нужно?
- Неужели тебе, Сценарист, это не понятно! Для воспроизводства разумных людей и перемещения их в другое измерение. Земля – это фильтр человеческих душ.
- А у вас там как, с пространством не туговато?
- У нас его просто не существует. Тебе сейчас этого не понять. Безмерность и безвременность понятия не для землян. Но все же я попытаюсь тебе объяснить.
Тут Диоген нагнулся и поднял с земли опавший лепесток березы.
- Скажи, - обратился он, - это для тебя какую-нибудь ценность представляет?
- Да нет.
- А знаешь почему? Потому что их здесь, в березовой роще такое изобилие, что листик теряет свою ценность. Так и у нас дела обстоят с пространством. Его хватает на всех и поэтому за него не надо бороться. А что касается времени, то это объясняется еще проще. У нас нет боязни потери его. Нас не страшит старость, нам не надо никого догонять, тем более опережать. И поэтому время тоже теряет свою ценность. А значит, его просто нет.
Незаметно дошли до пруда.
- Красиво тут у вас. Под старость можно обосноваться и рыбачить. Ведь ты любишь это занятие? Ну ладно, давай прощаться. Все равно сейчас тебя разбудят.


***

Меня разбудил телефонный звонок.
- Привет, узник творчества, - раздался голос Игоря, моего друга и коллеги. – Еле нашел тебя через Андрея. Он мне и рассказал, как тебя в ссылку сослал. А найти тебя я не мог, так как мобильник свой, в котором был записан твой номер, потерял. Ну и, конечно же, как всегда, по пьянке. А ты что, сам позвонить не мог?
- Некогда, сценарий строчу,- соврал я.
- Это всегда смешно, когда люди оправдываются нехваткой времени на телефонный звонок. Скажите пожалуйста, как много на это времени потребно! Врать бы сначала научился надлежащим образом или просто правду в глаза говорить. Хотя, согласен, второе сделать сложнее. Но для меня, правда, все же более приемлемо откровенное высказывание в глаза.
- Ладно, тогда отвечу иначе. Я настолько увлечен своим сценарием, что просто обо всех и обо всем забыл, - еще раз соврал я.
- Ну, в принципе, я в достаточной мере владею той информацией, как у вас с Андреем продвигается проект. Опять врешь! Перестань врать!
- А ты опять пьян! Перестань пить! – в тон ему ответил я.
- Ладно, бросай все и приезжай ко мне. Крайне необходимо твое присутствие, доктор ты души моей пропащей, - произнес он с ярко выраженной иронией.
- Пить меньше надо, тогда и без доктора обойтись можно.
- Не такой я еще и пьяный, просто похмелился, - ответил он и потом понуро добавил, - надо встретиться.
По его голосу я понял, что ему мое присутствие действительно желательно. Как сценарист, он был довольно талантлив, но вся беда его состояла в том, что он систематически уходил в запой. Это было его горем, его проклятием.
- Ладно, жди. Минимум через пару часов буду. Это зависит от того, как с транспортом повезет.
Добрался быстро, на попутке. По дороге зашел в магазин и купил бутылку водки. «Все равно с этим алкашом без этого никак не обойтись», - подумал я.
На пороге меня встретило заплывшее, небритое, с коричневыми кругами под глазами лицо.
- И давно это у тебя «веселуха» началась? – одновременно с укором и с жалостью спросил я его.
- Это поначалу «веселуха», а потом поддерживание слабой, обессиленной эйфории во избежание жуткой депрессии, - ответил мне Игорь и пропаще махнул рукой. - Ладно, проходи. Тебе, слава Богу, этого не понять.
- Ты когда выпрыгивать из этого состояния собираешься?
- Вот сегодня пообщаюсь с тобой и все, завязываю.
- А потом еще на день не отложишь?
- Нет. Завтра ужасный день, день претерпевания мук.
- Ладно, поверю, - сказал я и выставил бутылку на стол. После двух выпитых рюмок Игорь начал оживать, то есть уже был вполне способен принимать участие в беседе.
- А где твоя половина, на работе? – поинтересовался я местонахождением его жены.
- Нет, как всегда, временно покинула меня. Да и давно уже не половина она моя, а так, хвост, даже атавизм. И когда она, действительно, покинет меня раз и навсегда? Поверишь, мне уже этого хочется.
- Ты без нее совсем сопьешься.
- Э, нет, мой милый друг. Может все как раз получиться иначе. Давай еще по одной тяпнем, я окончательно мозги просветлю и тебе кое-что поведаю.
Конечно, выпили. Закусили солеными огурцами. Другой закуски, у Игоря очевидно, не было. А я позаботиться об этом, как-то упустил из вида. Закурили.
- Положительные отношения между мужчиной и женщиной, которые мы привыкли называть одним словом «любовь», тьфу, звучит даже пошло, вечными быть не могут. Все это должно во время заканчиваться. А те, кто до конца дней своих сохраняет совместное проживание, только и делают, что лгут друг другу. Любовь! Какая к черту может быть любовь, когда все в этом проклятом Мире переменчиво. Знаешь, как развивались у меня отношения с моей женой? О, я тебе сейчас вкратце, на простом своем примере, обрисую три стадии угасающей любви. В первой, когда наши отношения только начали складываться, мне разрешалось курить везде, где угодно, даже в комнате. Во второй, мне позволялось курить уже только на балконе и в третьей, меня уже обреченно попрекали: «Фу, накурился». То есть, обрати внимание на сами слова: разрешали, позволяли и попрекали. Чувствуешь ослабление? Ладно, наливай, пора выпить! Ничто не портит так нервы мужчины, как ожидание последующей рюмки.
Опять выпили. Игорь продолжил свой монолог:
- Мне кажется, что если жизнь дает женщине возможность иметь мужа и детей, то ей должно быть все равно, из чего и во имя чего создан этот Мир. Не понимают, дуры, своего предназначения, своими куриными мозгами везде лезут, пытаясь какое-то «благо» вершить. А в результате, жизнь мужикам, портят. Ладно, разливай.
- А не частим?
- У меня еще бутылка есть. Я правда с утра от туда уже немного отпил.
- Это ты уже не похмеляешься, это ты опять напиваешься, - сказал я, разливая остатки бутылки по рюмкам.
- Подожди, у меня в холодильнике где-то колбаса должна быть, - уже вяло произнес он, затем приподнялся и, изрядно пошатнувшись, полез в холодильник.
«Да, допился, даже о закуске забыл – подумал я. По внешнему виду колбасы, легко можно было определить, что она давно нуждалась в утилизации. - Наверное, и Диоген своим осьминогом так же отравился».
- Это уже не пригодно к употреблению, - произнес Игорь и выкинул колбасу в ведро с мусором. Странно – подметил я, - как он это своими уже затуманенными глазами смог разглядеть? Затем он выставил на стол еще бутылку водки.
- Может, хватит нам? – посоветовал я
- Кто его знает, хватит или не хватит. Сейчас продолжим, потом посмотрим. Разливай.
- Да мы только что выпили.
- А, да. Тогда все равно разливай, пусть на столе просто стоит.
Да, - рассудил я, - типичная черта алкоголиков, созерцание возжеланного. Пусть, мол, стоит, глаз радует, а я немного найду сил в себе потерпеть. Но вот она родимая, рядом.
- Ты думаешь, - продолжил он свой монолог, - если бы твоя Кристина не умерла, она бы тебя всю жизнь так и любила? Плохо ты женщин знаешь. Да она тебя, в будущем, возможно, таким рогатым сделала, что ты бы в проем двери без наклона пролезть не смог.
- Слушай умник, помолчи. Не туда нос суешь.
- Для того, чтобы молчать, необходимо всех писателей счастливыми сделать. А для этого нужны огромные средства для реконструкции земного шарика.
- Не пойму, что к чему? Ты сначала реконструируй себя. И корень зла своих проблем ищи не в окружающих тебя людей, а в себе. Бедный, несчастный, женщина по отношению к нему угасла. Она, видите ли, предназначения своего не понимает.
- Подожди, это обсудить надо. Давай сначала выпьем, потом поговорим.
- Обсуждать ничего не хочется, хочется осудить, и знаешь кого? – тебя. Ты, когда звонил мне, говорил о том, что правда тебе более приемлема. Теперь слушай ее. Ты спившийся и деградировавший алкоголик, который в беседе не всегда дает отчет своим словам. И тебе ничего не остается в твоей паршивой жизни делать, как обижаться на Мир и жаловаться всем на него. Хотя, на самом деле, это Мир должен обижаться на таких, как ты, это женщины несчастны возле таких, как ты. И вообще, я жалею, что к тебе пришел. Но крест на наших отношениях не ставлю. Хотелось бы встретиться с тобой прежним, хотя надежда уже тает.
Не прощаясь, вышел за дверь. Не заметил, как прошел несколько кварталов. Потом успокоился и задал себе вопрос: «А куда меня ноги несут? Ведь к дому!».
Обошел свои владения, привычно повалялся на диване. «Надо бы удочку с собой прихватить», - подумал я и полез в шкаф, где хранились все мои рыбацкие принадлежности.
Но каково было мое изумление! Удилище, которое я подарил во сне Диогену, пропало!!!
Куда оно могло подеваться? Ведь ключи от квартиры есть только у Андрея. Позвонил ему.
- Привет. Я сейчас в городе. Ты случайно не заходил ко мне?
- Нет. Завтра собираюсь. Обменщиков на смотрины твоей квартиры приведу. А почему ты спрашиваешь?
- Да так, просто. У меня к тебе просьба. Я сейчас опять поеду к тебе на дачу, а это значит, у меня не будет времени. Игорь в очередной раз разбаловался. Как-то надо его из запоя вытянуть. Встречался сегодня с ним, впечатление самое отвратное. Одним словом гибнет мужик.
- На капельницу этого умного дурака уложить надо. Ладно, чем смогу, тем помогу. А ты пиши, пиши. Не теряй времени. Я все твои городские проблемы возьму на себя.
- Договорились, звони.
В тот вечер мною было написано очень много. Пошло. И я лег спать перед рассветом.


Сон четвертый


Какое-то непонятное пространство. Просто пустыня, огромные валуны и жара. Никаких признаков жизни. Некоторое время нахожусь в раздумье. Потом двигаюсь в направлении, которое выбираю подсознательно и, вижу Диогена, который, сидя камне, прислонился спиной к огромному валуну и смотрит в мою сторону. Подхожу к нему, приветствуем друг друга.
- Единственная положительность прожитого тобою дня, что написал много, - сказал Диоген.
- А что тебе не понравилось?
- Те безрассуднее скотов, кто утоляет жажду не водой, а вином.
- А вот ты о чем! Глупости это. Все в меру позволительно.
- Согласен, но уже начинается безмерность. Позавчера что ты делал со стариком на пруду? Тоже употреблял эту гадость. Мозги береги свои. Ты, Сценарист, очень специализирован. А знаешь почему? У тебя предназначение.
И вдруг Диоген в стихотворной форме произнес:

Среди безмерного простора,
Среди лугов и тишины,
Поникшим голосом печали,
Сказали мне из вышины:

Ты что-то очень мало пишешь,
Ты что-то очень много пьешь,
Ты что-то очень, очень, очень…
Ну а предашь все и уйдешь.

Уйдешь в неведомые дали,
Забвенье наверстает все,
И будем мы с тобой в печали,
За несвершенное добро.

- Не забудь этот стих прочитать и своему другу, - по окончанию добавил Диоген.
- Неплохо, - отозвался я о стихотворении, а затем спросил, - а где мы находимся? Все очень незнакомо.
- На земле обетованной. Здесь ваш Учитель противостоял силе зла. Вот того и от тебя потребно. Правда, твои искушения более ничтожны. Но кое-кому выгодно и тебя с пути сбить. Так что цени себя.
- Тоскливо мне, Диоген. Если была жива моя Кристина, то все было бы гораздо проще. Я бы и сценарий давно уже написал. А тут, как-то в жизни все наперекос, жена умерла, друг спился. Где мне сил взять? – выплеснул я наболевшее.
- Сценарий ты, конечно, уже бы написал. Но он бы не представлял особенной ценности. А что касается смерти, то она существует только для плохих людей. Почему ты думаешь, что твоя Кристина умерла? Ведь она замечательный человек. А то, что у тебя ее не стало, это явление временное и поправимое. – И, рассмеявшись, Диоген добавил,- осьминога своего съешь, тогда сам в этом убедишься. А что касается твоего друга, то воюй с ним за него же. Он еще не потерян. Омрачи в очередной раз того, кто смог и его с пути сбить. Не должен он на земле быть сильнее вас. Главная цель человечества - противостояние ему.
Наступила пауза. Диоген первый прервал ее.
- Ты, Сценарист, удилище свое не ищи. Нет его больше на земле. Я его специально забрал, чтобы доказать тебе, что сны твои, хотя и сны, но вполне реальны. Ведь я тебя постепенно к очень важным встречам готовлю. Но, для того, чтобы ты к этим встречам отнесся серьезно, мне надо тебя убедить, убедить в реальности этих снов. Мы уймем твою боль.
- Кто это мы? – с удивлением поинтересовался я.
- Потом узнаешь, после встреч.
- С кем?
- Не торопись, еще не время. Ладно, не спи долго. Все равно сейчас тебя разбудит телефонный звонок Игоря. Не оставляй его сейчас одного. Причина его болезни отвратительная и последствия ужасные. Спасай его, еще не поздно.


***


Разбудил телефон. Звонил действительно Игорь. Загробным голосом начал извиняться за вчерашний разговор.
- Ладно, забыли, - ответил я. - Бери такси и ко мне.
- Деньги кончились.
- Я на месте расплачусь, собирайся.
- Хорошо, жди.
Записал, пока не забыл, стихотворное послание Диогена. Возможно, не в полной точности. Но…
Когда он меня попрекают прожитым днем, это вполне объяснимо. Где-то там, в подсознании, фиксируются определенные события, а во сне они вновь всплывают. Так бы, наверное, объяснила наука. Но ведь сбываются и его предсказания. Что это, неужели все правда? Что ждет меня в следующем сне? И с кем мне предстоят встречи? И вообще, куда действительно подевалось удилище? В конце-то концов, так много совпадений не бывает. Почему мне не снятся другие сны, без его участия? Ладно, ничего не остается, как ждать развития последующих событий в этих снах.
Завтракать не стал, решил дождаться Игоря. Прогулялся к шашлычной и купил бутылку сухого вина. Когда вернулся обратно, то меня уже поджидали около дачи Игорь и таксист.
- Сколько можно ждать? - начал возмущаться угрюмый таксист. - У меня время деньги.
- Так в чем проблема? Сейчас ты их получишь, и ровно столько, чтобы успокоились твои нервы, - ответил я.
Рассчитавшись с таксистом, окинул взглядом Игоря.
- Да, на тебя без слез смотреть нельзя. Видок совсем потерянного человека. Ладно, будешь делать все то, что я тебе скажу. Согласен?
Игорь утвердительно кивнул головой.
- Тогда выкарабкаемся. Идем в дом.
Приготовил завтрак, от которого Игорь начал отказываться. Но я ему еще раз повторил:
- Ты же согласился делать все то, что я тебе скажу. Иначе нам удачи не видать.
Я выставил на стол вино.
- Это тебе на весь день. И не для эйфории, а для постепенной адаптации твоего организма к нормальной жизни.
Налил ему бокал вина.
- А себе? – спросил Игорь.
- Мне мозги растуманивать не надо. И вообще, я с алкашами не пью, - с иронией ответил я и убрал со стола бутылку.
Удалось через силу заставить его немного поесть. Уже хорошо. Тут у меня зазвонил телефон.
- Привет, - услышал я голос Андрея, - возникло три проблемы, которые не терпят отлагательства. Во-первых, пытался сегодня связаться с Игорем, но трубку телефона никто не берет. Как бы ничего не случилось. Во-вторых, тебе необходимо осмотреть квартиру, которая возможно, станет твоей. А в-третьих, возникла острая необходимость в написании сценария к короткометражному фильму. То есть, придется ненадолго отвлечься от Диогена. Тему изложу при встрече. Так что, сам понимаешь, надо встретиться. Машину за тобой высылаю.
- Не за мной, а за нами. Игорь у меня, не волнуйся. Квартиру тоже осмотрю. А что касается сценария, то может пусть этим займется Игорь? Ему как раз деньги нужны и, вообще, в жизни встрепенуться.
- Хорошо, договорились, жду.
Объяснил Игорю, куда нам надо ехать и для чего. Под конец дружески похлопал его по плечу, подбодрив:
- Не переживай, это все пройдет, и жизнь снова станет цветастой.
А сам подумал, - это ведь надо, как я стал послушен Диогену. Других успокаиваю, на путь истинный вывожу, а у самого на душе так кошки скребут, что сам цвета не вижу.
Сначала заехали к Андрею на студию, ознакомились с темой сценария. Ничего, бывают и похуже. Затем втроем отправились на смотрины квартиры. Мне она сразу понравилась, в особенности тем, что располагалась на верхнем этаже двенадцатиэтажного дома. Я даже пошутил:
- Это хорошо, к Диогену ближе.
- Эх, еще бы и концовка сценария о Диогене была бы ближе, - высказался Андрей.
- Сценарий успешно продвигается. Я сегодня ночью был исключительно плодотворен. Так что, упреков не заслуживаю.
- И это радует. Ты не забивай свою голову предстоящим переездом. От тебя будет потребно только участие в оформлении документов и то, где-то подпись поставить и так далее. Все постараюсь сделать своими силами. Так что, скорее всего, из «бочки Диогена» вернешься в свое новое жилище.
Я, конечно, с радостью согласился. Только на обратном пути, все же, решил заехать на квартиру и попросил об этом водителя:
- Подождите меня немного, кое-что из вещей забрать надо, да и с прошлым попрощаться.
И вот тогда, я набрался смелости открыть дверь в спальню.
Пылью, и каким-то, несуществующим холодом повеяло оттуда. Все то, что здесь когда-то жило, безвозвратно кануло в прошлое. И безысходность. От своего отражения в зеркале отшатнулся. Такая печаль не для созерцания. Закрыл дверь. Прошел в зал и кухню. И там тоже все отжило. Нашел дорожную сумку, спешно побросал туда кое-что из одежды и выскочил из квартиры. Называется, попрощался.
- Лихо ты управился, - сказал мне Игорь, посасывая из горлышка уже прикупленное в магазине пиво.
- Я смотрю, ты тоже, - упрекнул его я.
- Да это же пиво.
- Какая разница, чем мозги туманить.
Игорь молча проглотил, чувствуя свою вину. По дороге он еще пытался несколько раз заговорить со мной, но эта бутылка пива окончательно испортила настроение и я, поэтому, был крайне неразговорчив. Игорь это почувствовал и, вскоре, сам замолчал.
Дома готовить абсолютно ничего не хотелось, поэтому высадились все возле той же злополучной шашлычной.
- Может пойло к шашлычку прикупить? – спросил я у Игоря.
- Не подкалывай, без тебя тошно, - с обидой и грустью ответил он.
- Черт с тобой, я просто сам теперь не против.
- Так в чем дело? Действуй.
Подошел к бару и купил бутылку сухого вина. «Хуже ему не станет, просто легче отойдет», - подумал я.
Вечером решили сходить на рыбалку, но увлеклись телевизором. За тем я начал набирать на компьютере сценарий, Игорь тоже удалился в другую комнату и что-то строчил. На том и закончили свой день.


Сон пятый

Вечер. Мы с Игорем на пруду ловим рыбу.
- Конечно, с утра вам варево рыбное не помешает, особенно этому, любителю горячительных напитков, - раздается за спиной знакомый голос.
- Ты бы старик шел своей дорогой. Рыбу не пугал, да людям с утра настроение не портил, - грубо проворчал Игорь.
- Тихо, это мой неземной друг, - остановил я его.
- А ты, Сценарист, за прожитый день, почему так и не прочитал своему другу мой стих? – с укором обратился Диоген уже ко мне.
- Забыл, Диоген.
- Кто?! – воскликнул Игорь. – Ну, чудаки. Придумают же. Какой-то неземной друг, Диоген, какой-то Сценарист. Вас послушать, может крыша съехать.
- Посмотри туда, - обратился он к Игорю, и указал пальцем туда, где лежал его пифос. А крыша может съехать у тебя, если не перестанешь в своей жизни никчемными делами заниматься. – И тут Диоген продекламировал еще раз уже знакомое мне стихотворение.
- Слушай, мнимый Диоген, а ты знаешь, что мой друг про тебя сценарий строчит? – с иронией спросил Игорь. – И вообще, шел бы ты старик, с редким погонялой. Солнце нам не загораживай, рыбу не распугивай.
- Что-то ты распоясался, совсем старость не уважаешь, - упрекнул я Игоря.
- Глупая старость не имеет права на назидание, - в ответ пробурчал он.
- Все равно следи за словами. Это сон и это настоящий Диоген, - успокоил я его.
- Чушь, какая то. Ладно, пусть будет так. Только тише болтайте, не распугивайте рыбу.
Мы оставили Игоря одного, а сами удалились в сторону пифоса.
- Не обижайся на него Диоген, просто ты для него чудак, что в прошлой жизни, что сейчас. И в этом его вины нет. Просто все историки преподносили тебя таким.
- Историки. Вот кого не люблю. Всю жизнь для чего-то прошлое изучали, с каким то непонятным восторгом обрисовывали исторические события, которые, как правил



Добавление комментария

Ваше имя:

E-mail (не обязательно):

Текст:

Код:


Работа в Москве Ищите работу? - www.mosrab.ru сайт для тех, кто хочет работать в Зеленограде или в Москве

Алексей Герасимов. Безымянные будни и заметка
Каково это жить по соседству с постоянными ветрами и дождями? В целом - неплохо, но и это со временем начнёт утомлять всё больше и больше… Хочу сразу осведомить читателя. Эта «история» предназначена для тех, кто хочет расслабиться, разбавить...
Александр Рогачев. Серый день
День стоял серый и пасмурный. Капли дождя стекали по стеклу. Солнца не было видно, все заволокли серые, непроглядные тучи. Граф Петр сидел на кожаном кресле, пододвинутом к камину. Яркие языки пламени плясали на поленьях и громко потрескивали. Был уже час дня и Петр...
Дмитрий Львов. Ночное такси
Случай, произошедший в 1979 году   Далеко за полночь, завершилась наша студенческая вечеринка. Валерка с «Барсиком», - так величали мы, еще со школьной скамьи Андрюху Амплеева, и несколько его однокурсников, с которыми он учился в московском...
РЕКЛАМА: Веб-студия "ПОЛЕ ДИЗАЙН" - изготовление сайтов, интернет-представительств... подробнее
Реклама на портале:
НОВОСТИ
Частные объявления
- КОМПЬЮТЕРЫ, КОМПЛЕКТУЮЩИЕ, ОРГТЕХНИКА
- БЫТОВАЯ ТЕХНИКА
- ФОТО, ВИДЕО И АУДИОТЕХНИКА
- СОТОВЫЕ ТЕЛЕФОНЫ, СРЕДСТВА СВЯЗИ
- МЕБЕЛЬ И ИНТЕРЬЕР
- ОДЕЖДА, ОБУВЬ
- АВТОМОБИЛИ, ГАРАЖИ, АКСЕССУАРЫ
- НЕДВИЖИМОСТЬ
- ЖИВОТНЫЕ
- РАЗНОЕ
Работа в Зеленограде
- ПРЕДЛАГАЕМ РАБОТУ
- ИЩУ РАБОТУ
- ДЕВУШКА ЖЕЛАЕТ ПОЗНАКОМИТЬСЯ
- МУЖЧИНА ИЩЕТ ПОДРУГУ
- ДРУЗЬЯ ПО ИНТЕРЕСАМ
- ВСТРЕЧИ, НАХОДКИ, ПРОПАЖИ
Купить продать автомобиль
РЕКЛАМА
ЕДА В ЗЕЛЕНОГРАДЕ
АФИША МОСКВЫ

РЕКЛАМА
Здесь могла бы быть ваша реклама

Top.Mail.Ru
Top.Mail.Ru Каталог зеленоградских интернет-ресурсов