Внести в избранное зеленоград онлайн Регистрация на Форуме Зеленограда   
Работа в Зеленограде Декор дома. Мебель для крыши
Городские новости:
ГОРОДСКИЕ НОВОСТИ   
СОБЫТИЯ
ОБЩЕСТВО
ЭКОНОМИКА
ТРАНСПОРТ
НЕДВИЖИМОСТЬ
ИНТЕРНЕТ
ОБРАЗОВАНИЕ
ЗДОРОВЬЕ
НАУКА И ТЕХНИКА
КОНСУЛЬТАНТ
   МУЗЫКА
   СПОРТ
   КИНО И ТЕЛЕВИДЕНИЕ
   ПУТЕШЕСТВИЯ
   ИГРЫ
   ЮМОР
   ПРОЗА
   СТИХИ
   ГОРОДСКАЯ АФИША
   РЕКЛАМА
ГОРОДСКАЯ АФИША
ТОП ПОПУЛЯРНЫХ СТАТЕЙ

 
СПРАВОЧНИК ЗЕЛЕНОГРАДА:
   - МАГАЗИНЫ, ТОРГОВЫЕ ПРЕДПРИЯТИЯ
   - НЕДВИЖИМОСТЬ
   - СТРОИТЕЛЬСТВО, ОТДЕЛКА, РЕМОНТ
   - КОМПЬЮТЕРЫ, СВЯЗЬ, ИНТЕРНЕТ
   - АВТО, ГАРАЖИ, ПЕРЕВОЗКИ
   - ОБРАЗОВАНИЕ, ОБУЧЕНИЕ
   - МЕДЦЕНТРЫ, АПТЕКИ, ПОЛИКЛИНИКИ
   - ОТДЫХ, ПУТЕШЕСТВИЯ, ТУРИЗМ
   - СПОРТИВНЫЕ КЛУБЫ
   - РЕСТОРАНЫ, КЛУБЫ, КАФЕ И ПИЦЦЕРИИ
   - КИНОТЕАТРЫ, ТЕАТРЫ, ДК
   - ПОЛИГРАФИЯ, РЕКЛАМА, ФОТО
   - УСЛУГИ БЫТА, ГОСТИНИЦЫ
   - БАНКИ, ЮРИДИЧЕСКИЕ УСЛУГИ, СТРАХОВАНИЕ
   - БЕЗОПАСНОСТЬ
   - ПРОМЫШЛЕННЫЕ ПРЕДПРИЯТИЯ
   - ИСПОЛНИТЕЛЬНАЯ ВЛАСТЬ, ГОР. СЛУЖБЫ
   - ОБЩЕСТВЕННЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ, СМИ
 
ПОИСК ПО СПРАВОЧНИКУ
Сумки Prada
РЕКЛАМА
На главную > проза

2004-10-20

Соцсеть: Вступайте в нашу группу Вконтакте

Анна Жданова - "Лэйра"

Иногда я слышу, слышу, как где-то далеко в море кричит птица-буревестник. Это он зовет меня к себе... 
...Пролетают солнечные дни, пролетают и хмурые. Ветер в Ливорно иногда не унимается сутками. Но мне все равно хочется жить, потому что у меня есть надежда, что мой Мик вер-нется, и что его не забрал у меня зловещий, черный океан.
Три раза в неделю, по утрам приходит почтальон, синьор Россо, и приносит  корреспон-денцию, тем самым, заставляя меня в эти дни вставать на час раньше и строить располагаю-щую улыбку на все еще сонном лице.
- Ну, Лэйра, прости, но письма от твоего моряка нет, - как всегда с излишней самоуверен-ностью сказал сегодня Россо, пожевывая во рту соломинку. Можно подумать, что иронизи-ровать на больную мне тему ему впрямь доставляет удовольствие. Да уж, как говорит мой конюх и лучший друг, синьор Джованни, я являюсь завидной невестой во всей округе, непо-нятно зачем ждущей жениха, который, уже наверняка, поселился в брюхе какой-нибудь аку-лы. 
- Ну, нет, так нет. Может завтра будет… - совершенно спокойно ответила я. 
- Конечно.
"Старый кретин, топай давай. До встречи", - я огрызнулась про себя и с самой добродуш-ной улыбкой закрыла калитку и направилась через сад в конюшню.
Канарейки, овсянки и дрозды пели. Везде, неотступно, меня преследовал запах апельсинов, нарциссов и лаванды.
  Ты любишь меня?
  Да, - отвечает он и подносит к моим губам веточку лаванды.
  А если это кончится?
  Все может быть. Не думай об этом… я люблю тебя.
  Скоро будет буря.
  Пойдем в дом…
  Нет, еще чуть-чуть постоим.
  Хорошо.
Хлынул дождь, и я не успеваю разомкнуть объятий, но он уже подкидывает меня на руки и бежит в дом. Снимает с меня мокрую одежду и принимается растирать полотенцем, а я целую его руки и смотрю, смотрю на него. Он пахнет морской водой и корабельными доска-ми, когда они промокнут от воды, и песком, и ромом, и трубкой, и ветром, запутавшимся в его волосах. Он  мой мужчина, а я - его женщина.
 - Здравствуйте, синьор Джованни, ну как мой Артуро?
 - А, здравствуйте, синьора Лэйра. Все хорошо, я его уже вычистил, можете прогуляться верхом до пирса и обратно, дальше я вас не пущу - собирается буря.
  Ты моя девочка.
  Любимый…
По стеклам стекают струйки воды, я подбегаю к двери и раскрываю ее настежь. В ком-нату врывается запах дождя и солнце… светит… и мне хорошо, такое светлое чувство окрыленности.
  Я хочу быть птицей, буревестником, чтобы всегда даже в бурю быть с тобой.
  Ты и так со мной, здесь, - он кладет мою руку на свою грудь, и я чувствую как там, внутри, какой-то живой комок бьется… бьется… бьется.
  Буря кончилась.
  Да.
  Значит, ты уплывешь снова?
  Да.
  А ты вернешься? Обещаешь?
  Да.
 - Конечно, только до пирса, мой капитан, - отчеканила я и побежала в дом одеться для прогулки.
"Хм, по-моему, эта шляпа подойдет… или эта, нет эта", - я никак не могла выбрать что-нибудь подходящее.
Солнце мое, вот тебе панама. Это мой подарок на наш маленький юбилейчик.
Малыш, ты про него помнил. Как хорошо. Она мне так нравится, эта шляпа. Я тебя люб-лю.
И я тебя люблю, девочка моя.
Мы целуемся. Долго-долго. Конечно, шляпка эта - неказиста. И где он только ее откапал. Четыре месяца, как мы приехали в порт Ливорно, и я очень надеюсь, и верю, что здесь мы будем счастливы…
"Я не могу больше, Мик, я не могу, ну где же ты, я так устала тебя ждать, любимый…" - словно заводная я повторяла про себя, ветер хлестал меня по щекам, а верный конь вертел головой и упирался, чувствуя, что пора повернуть к дому.
Уже совсем стемнело, и я слишком далеко ушла от пирса.
 - Артуро, но-о, поехали, скорее домой, мой мальчик, быстрее, но-о, - погоняла я Артуро, но конь уже инстинктивно скакал к дому. Ветер сорвал с меня шляпу и еще через мгновение я увидела что-то темнеющее на берегу. Артуро проскакал мимо, но мое сердце бешено заби-лось, мне стало страшно.
- Говорил же вам, синьора Лэйра, ну почему вы никогда не слушаете своего старика-конюха? - схватился за голову Джованни, увидев меня всю промокшую и дрожащую.
- Синьор Джованни, господи, прошу вас, быстрее, там кто-то на берегу, а вдруг это Мик, ну быстрее же, - изо всех сил тормошила я его.
- Никуда, вы не пойдете. Ну-ка мигом наверх, вы же вся мокрая. Вам нужно переодеться. Я сам пойду. Ждите здесь, - сказал Джованни и, проследив, чтобы я поднялась, конюх надел макинтош и вышел в бурю.
Я вся измоталась у себя, наверху. Я ходила из угла в угол, и при любом шорохе бросалась к окну, но видела через мокрое стекло лишь черное небо, иногда освещенное яростным изги-бом молнии. Буря не прекращалась. Птицы прижались к друг другу, словно это была их по-следняя ночь. Наконец, я услышала звук открываемой двери и пулей сбежала со второго этажа в холл. Синьор Джованни нес на руках окровавленного мужчину.
- Мик, Мик, любимый, все будет хорошо, мы спасем тебя мы… - я обнимала и целовала раненого. Я как будто не видела, что это совсем другой человек.
- Синьора Лэйра, это не Мик… - оборвал ее на полуслове Джованни.
- Не Мик, - я простонала словно эхо и заплакала.
- Тш, тш, девочка, не плачьте, успокойтесь, тш… - он обнял меня и стал тихонько укачи-вать. Я задремала.
Девочка моя просыпайся. Вставай, соня. Или кто-то не хочет проводить меня в долгое плавание.
Нет. Сегодня порт закрыт. Ни один корабль не вышел.
Не верю. Ты увиливаешь.
Да.
Не нужно, девочка моя.
Я вскакиваю и кидаюсь ему на шею. Как же крепко я его обнимаю. Я хочу собрать его в ко-мочек и спрятать у себя за пазухой. Он только улыбается и называет меня своей девочкой.
Как я буду без…
Не надо, не говори этих слов. Будешь. Жди меня.
А ты?
Да.
Он улыбается и выходит. Я бегу полуголая, босиком за ним. И на берегу мы целуемся, у меня подкашиваются ноги, и ступни сводит судорогой… Мик…Мик.
На следующий день мы с Джованни отвезли моряка в портовую больницу. Врачи, словно немые, шатались в своих белых и синих халатах по коридорам. А мы ничего и не спрашива-ли.
- Молитесь, за него, девочка, молитесь…
- Да.
И я молилась всем святым, чтобы этот человек еще снова увидел солнечный свет и больше никогда не выходил в море.
А вечером доктор сказал, что моряк умер. Бог не услышал мои молитвы. Я плакала. Джо-ванни был рядом со мной. 

*** 

Скоро наступит сентябрь, и мы пойдем в школу. А пока есть время, чтобы запустить наших змеев и совершить путешествие за пределы сада Мика. В Ливорно постоянно дует ветер. Но сегодня, на удивление светит солнышко, и мы с Миком идем ловить большую рыбу.
- Ты готова? - спросил Мик в полголоса.
- Да, - ответила я, и мы захихикали.
- Пошли, тогда…
И мы стали прокрадываться на летнюю кухню Мика. Мы бы ни за что не сделали этого на-бега, если бы не были уверены, что главный враг синьора Буанаротти, мама Мика, ушла к моей маме за семенами голландских тюльпанов. А вдобавок с кухни доносился невероятно вкусный запах ванильных булочек с абрикосами. Мы не могли устоять. Атака началась. Ос-таваясь в тылу, я кралась за Миком. А мой предводитель был непобедим. Обезоружив тяже-лую артиллерию, в виде грозного пса Рико, куском колбасы, и, разбив полк пестрых несушек снарядами-камнями, Мик ворвался в крепость синьоры Буанаротти и завладел практически половиной ванильных булочек.
- Ну, вот, теперь нам хватит провизии на весь оставшийся день. Идем к морю.
- Да.
Но, не успели мы пройти и километра, как Мик шикнул на меня и заставил грозным шепо-том пригнуться. Я сначала испугалась, но потом увидела в чем дело. Под огромным дубом сидел буревестник  чистил свои серые перышки.
- Мик, не надо, не трогай его, - просила я.
- Ты, что дурочка, это ж будет мой первый военный трофей.
Мик был не преклонен. Он поймал бедную птичку. И я увидела ее глаза. Они были малень-кими, как бусинки. И что-то в них было. Что-то, чего мы еще не знали. Мик тоже это видел, он повернулся ко мне и сказал:
- Лэйра, я не знаю, что сейчас со мной произошло, но я чувствую, что я - часть этой птицы, что я - это она…
- Господи, Мик, не говори так. Я боюсь.
- Дурочка, ничегошеньки ты не понимаешь. Я отпущу ее и стану моряком.
- Зачем Мик? Пойдем в школу, а потом еще куда-нибудь и будем много-много знать, больше чем синьор Россо. Мик не надо… - сказала я и заплакала. Мик отпустил буревестни-ка и сказал:
- Мой дед был моряком, мой отец - моряк. И я буду… Ну, все ты ревешь. Перестань, а то не возьму больше никуда.
И я перестала. 
- А водичка-то сегодня ничего, пошли искупаемся, а потом и рыбу половим.
- Мы же ее распугаем.
- Ничего, она потом снова наплывет. Аж кишеть будет, ха-ха. Эх-ма, - только и слышала я, а Мик уже плескался в воде.
- Ну, чего ты копаешься, дуй сюда.
- Мик, я не пойду, там рыба.
- У, трусишка, ну и сиди одна, ха-ха-ха…
Я засмотрелась на капустницу, которая сидела на носке моего башмака, и только через не-сколько минут заметила, что не слышу плеска воды.
- Мик, - сначала негромко позвала я. Но ответа не прозвучало. Тогда я стала громко кри-чать "Мик, Мик" и бегать вдоль берега. Но все напрасно. Я села и заплакала. И слезы мои не останавливались. Они текли и текли по моим щекам. И чувствовала их соленость на моих губах. И думала, что так не может быть, так не справедливо. "Что же я теперь всем скажу? Меня будут считать убийцей", - сказала я сама себе и зарыдала во весь голос. Но, кто-то тронул меня за плечо. Я подумала, что за мной уже пришли и сжалась в комочек.
- Ха-ха-ха, поверила, дурочка, поверила, - на меня смотрел веселый и мокрый Мик. Вот тут я, конечно, разозлилась и накинулась на него с кулаками.
- Ты… да ты, всегда так… Я ненавижу твои дурацкие шутки. Ты жестокий и злой. Ты все-гда пугаешь меня. И мне это надоело. Получай.
Наконец Мик поймал мои руки и, схватив в охапку, повел домой. Возле дома я вырвалась и была готова к новому нападению.
- Да чего ты в самом деле? Совсем взбесилась. Ты - женщина. А я - мужчина. Ты долж-на…
- Ничего я тебе не должна. Я поеду в школу. А ты можешь ехать, куда тебе захочется…
- Ну и поеду!
- …и быть, кем тебе понравится.
- Ну и буду! 

***

Дни в Ливорно все по-прежнему бегут друг за другом, и скоро придет день, когда Бог забе-рет меня на небо. Но, пока я еще могу выезжать на своем кресле-каталке в сад, где наслаж-даюсь запахами любимых цветов и пением птиц. Как прекрасно здесь, в вечернем саду. А вот и моя внученька бежит ко мне на всех парусах.
- Бабуль, расскажи, а как же вы все-таки поженились? Если я не ошибаюсь, вы пошли в разные школы и больше не были лучшими друзьями?
- Ох, сколько ж вопросов ты мне задала, Лэйра, детка!
- Ну, ба, ну расскажи про своего моряка.
- Не сейчас.
- А, ты его любила?
- Да как же я могла любить этого остолопа. Он был неумолимый корсар, а мне нужна была тихая гавань…
- Ба…
- Моя маленькая девочка, тебе пора спать.
- Ладно, а если я буду получать всю неделю одни пятерки в школе, ты мне расскажешь?
- Вот, если всю неделю, то обещаю, что все на свете расскажу!
-  Доброй ночи, ба!
- Доброй ночи, Лэйра!
Добрый вечер, синьорина!
Добрый…Мик, ты?
Да.
И как же…
Тш, ничего не говори, слушай.
И я слушаю. И слышу, как бьются волны о берег, и знаю, что люблю этого человека всю жизнь. Сегодня мой выпускной вечер. Я не видела Мика 10 лет. Он подходит ближе и обни-мает меня.
Ты же знаешь, что я тебя люблю.
И я тебя. Мик…
Тш, мы будем вместе теперь… всегда.
Да, Мик.
Да.
Новое утро в Ливорно. Такое светлое и чистое небо. О! Да это же буревестник. Я вижу в небе буревестника. И ветра совсем нет. Я не чувствую ветра. Что случилось. Значит все ре-шено. Все давно уже за нас решено.
Наступило время обеда. Я пошла в дом. И после вкуснейшего ризотто, приготовленного моей дорогой Лэйрой, я поднялась к себе наверх. Я часто теперь смотрю в окно. Все равно мне делать нечего. Кто это идет к дому? Ну, конечно. Синьор Россо. Только не тот задавака, который так и не добился своего, а его сын, причем прекраснейший мужчина. Говорит с до-черью. Письмо. Странно. Она смотрит в окно моей комнаты. Россо уходит.
- Мама, я знаю, что ты этого очень долго ждала. Даже слишком. Но…
- Говори, дочка, говори.
- Мам, это письмо - уведомление о смерти... Мама.
- Ну, что же ты, дочка, говори.
- …Мика.
Я знала, что это письмо от него. Я больше ничего не сказала. Мне больше нечего было ска-зать. Я протянула руку и взяла письмо.
- Мам.
- Тш.
Она оставила меня. Не надолго. Всего на несколько часов. Как же я люблю тебя, Мик. Се-годня был прекрасный день. Один из самых лучших в моей жизни. Теперь я знаю, что ты там, где буду я. Дева Мария позаботится и обо мне. А теперь я посплю. Всего несколько ча-сов.  

*** 

... - Мам, не плач. Ты же сама мне говорила, что те, кто умирают, уходят на небеса, к Богу. - Сквозь грусть и слезы силилась говорить маленькая девочка
- Да, детка. Бабушка теперь счастлива. - Отвечала ее мама.
- А она встретит там своего моряка?
- Да, непременно встретит, ведь он ее давно уже ждет...



Добавление комментария

Ваше имя:

E-mail (не обязательно):

Текст:

Код:


Работа в Москве Ищите работу? - www.mosrab.ru сайт для тех, кто хочет работать в Зеленограде или в Москве

Алексей Герасимов. Безымянные будни и заметка
Каково это жить по соседству с постоянными ветрами и дождями? В целом - неплохо, но и это со временем начнёт утомлять всё больше и больше… Хочу сразу осведомить читателя. Эта «история» предназначена для тех, кто хочет расслабиться, разбавить...
Александр Рогачев. Серый день
День стоял серый и пасмурный. Капли дождя стекали по стеклу. Солнца не было видно, все заволокли серые, непроглядные тучи. Граф Петр сидел на кожаном кресле, пододвинутом к камину. Яркие языки пламени плясали на поленьях и громко потрескивали. Был уже час дня и Петр...
Дмитрий Львов. Ночное такси
Случай, произошедший в 1979 году   Далеко за полночь, завершилась наша студенческая вечеринка. Валерка с «Барсиком», - так величали мы, еще со школьной скамьи Андрюху Амплеева, и несколько его однокурсников, с которыми он учился в московском...
РЕКЛАМА: Веб-студия "ПОЛЕ ДИЗАЙН" - изготовление сайтов, интернет-представительств... подробнее
Реклама на портале:
НОВОСТИ
Частные объявления
- КОМПЬЮТЕРЫ, КОМПЛЕКТУЮЩИЕ, ОРГТЕХНИКА
- БЫТОВАЯ ТЕХНИКА
- ФОТО, ВИДЕО И АУДИОТЕХНИКА
- СОТОВЫЕ ТЕЛЕФОНЫ, СРЕДСТВА СВЯЗИ
- МЕБЕЛЬ И ИНТЕРЬЕР
- ОДЕЖДА, ОБУВЬ
- АВТОМОБИЛИ, ГАРАЖИ, АКСЕССУАРЫ
- НЕДВИЖИМОСТЬ
- ЖИВОТНЫЕ
- РАЗНОЕ
Работа в Зеленограде
- ПРЕДЛАГАЕМ РАБОТУ
- ИЩУ РАБОТУ
- ДЕВУШКА ЖЕЛАЕТ ПОЗНАКОМИТЬСЯ
- МУЖЧИНА ИЩЕТ ПОДРУГУ
- ДРУЗЬЯ ПО ИНТЕРЕСАМ
- ВСТРЕЧИ, НАХОДКИ, ПРОПАЖИ
Продать автомобиль
РЕКЛАМА
ЕДА В ЗЕЛЕНОГРАДЕ
АФИША МОСКВЫ

РЕКЛАМА
Здесь могла бы быть ваша реклама

Top.Mail.Ru
Top.Mail.Ru Каталог зеленоградских интернет-ресурсов